Зимовка 2012


Тёплая зимовка 2012
1. Зазимовывание

Сборы на зимовку проходили в авральном режиме. С работы сорвался позже расчетного, поэтому пришлось перенести выезд с 29-го на 30-е, да ещё собраться некогда. Зато не в первой, так что то, что нужно и не нужно затолкал в рюк, и в неморозное утро уже нарисовался около касс Выхино, где меня подкарауливал предусмотрительный Гоб.

Взяв билеты и прослушав короткий рассказ о встрече Марти со Стрелком, а так же зависа их в гостинице снятой по случаю, мы решили проверить, успевает ли Марти. Марти успевает. Вскоре появляется, и начинаем просачиваться на платформу. Кот прислал сообщение, что где-то в передних вагонах, и мы заняли позицию для штурма тоже в начале поезда.
Собственно прибытие и загрузка в электричку – это уже отрыв, и начало… Но к приходу её что-то много людей повылазило из всех щелей, с явным желанием тоже уехать на этой электричке, что не радовало. И вот когда она прибыла, Гоб с Марти ломанулись в второй вагон, я – в первый, но ближе к ним, в заднюю дверь. Но что-то меня остановило, и вовсе не толпа вдавливающияся во вход. Я откатился к передней двери, где залезшие задницы стояли баррикадой не оставляя шансов влезть. Я толкнул туда вел,, задницы дрогнули, и немного расступились, но вел отказался лезть дальше. Тогда люди внутри, мужики деревенского вида, подхватили и втянули его вместе со мной. Всё, началось….
Прислонить вел с рюком нет возможности, мужики наприслонены по стенам. Упираюсь, держу, по мере перетусовки давки втягиваюсь глубже, где вижу что-то необычное. Рюк с ковриком, и странные такой взгляд обладателя…
— На зимовку?
— Ото ж…
— Ну, Кот, привет…
Вот так буднично, словно давнишие знакомые, мы дочухали в прокуренном тамбуре до Ильичёва, где я вывалился из вагона. По пути можно было отметить только сцену с контролёрами, которым я не сумел внушить что поезд едет в обратную сторону, по обыкновению, и они законно удивились, что Куровскую проехали, а билет только до неё.
— Ох, да, верно. Проехали… Ладно, говорите машинисту, чтобы разворачивал.
Контролёры молча дали задний ход и больше мы их не видели.
Кот и Марти поехали до Торфопродукта, а я обнаружил на платформе довольного и вдумчивого Гоба, запрягающего своего коня после выгрузки с тамбура. Потом мы спустились на пути, и пошли обходить стоящий состав с другой стороны путей.
— База беркуту на связь!
— На связи база. – Голос уже зимующего Тиреа очень разборчив.
— Выгрузились с Гобом, Марти с Котом поедут на такси от Торфа.
— На базе горячий суп, дожидается, чай кипятить ставлю. Ждём вас…
— Эх, — сказал я уже не в рацию, — Как же хорошо дома….
Мы тихо поплыли по снежной дороге в сторону Базы. Несмотря на всё, никто не валился, ехалось хорошо, мы полны предвкушения предстоящего.

Дорога в снегу.

В это время, выйдя из первого вагона электрички Марти с Котом, они благополучно не успели прийти на стоянку такси до того, как те разъехались. Пришлось ловить попутку до поворота на Спудни, а оттуда топать 2 километра своим ходом.
Я как-то незаметно, несмотря на неспешный темп оторвался от Гоба. Он стёрся в дали горизонта сзади, и я решил его подождать. Рации у него не было, так что связь только по цахейлу.
«Я тут около Мокрого, тебя ждать?»
«Да ить-ить тебя с твоим ожиданием, чего лезешь, я тут в своём темпе балдею, давно мечтал так проехать, ждун блин, ехай давай!» — ответил за Гоба его Ехидный явно не стесняясь в выражениях.

Впереди Спудни и База
И я поехал. Уже на подлёте из базы выскочил Тиреа, и доложил обстановку. Оказалось я первый кто прибыл с этой электрички. Это странно, ибо Марти и Кот должны уже быть. Однако чуйка подсказывала, что у них всё нормально, а трудности пути преодолеваются, хотя на всякий пожарный я изготовился «звякать на мобилу», ибо по цахейлу они говорить так как мы не умеют ещё. Немного подождав, мы увидели эпичную картину: с обеих сторон от нас к нам неумолимо приближались приехавшие. С одной – Спудней – Кот с Марти, с другой, от Мокрого – падающий, но встающий и продолжающий путь Гоб. Разумеется, не менее эпично они сошлись одновременно в одной точке с нами, перед входом на базу. Приехали.

Обстановка на базе

Базовая рация

экипировка…
Янтарь и Агат связались по рации, и вечером пришли сверить часы на завтра, расставить планы. Потом нанесли уже мы ответный визит, были накормлены, и забрали привезённые ими тяжёлые вещи. В избе тепло, от нас оживление и суета, делимся впечатлениями и соображениями, строим планы. Движение такое, словно в дерево-дом вернулись путники из дальнего похода и обустраиваются на ПМЖ. Мы с Гобом и Тиреа перекидываемся удовлетворенными восклицаниями по цахейлу,


Кот в несколько офигевшем состоянии смотрит на всё это и думает «Где я?..», Марти – словно и не было тут года отсутствия… Ночь пришла быстро, и за освоением еды и разговорами настала пора спать. Завтра нас ждёт много работы…

 

Отчёт Pandorskiy Kot. Часть первая

Все дела (ну почти все) доделаны, вопросы утрясены, необходимое уложено в рюкзак. Вроде можно и ехать. День перед стартом прошел волнами, то гладко и спокойно, то вдруг начинались куча звонков, проблем и трудностей. А учитывая что декабрь как таковой выдался веселым донельзя мысли метались между гранями «как же хорошо что скоро поеду» и «дайте мне тазик оливье и отстаньте все от кота срочно, буду есть и спать весь выплаканный отпуск». Но вот и время подошло, не успел оглянуться – а уже и вокзал. Прямо на входе в вагон проходит первый этап таможни, и вот уже суета города и остается на перроне, поезд трогается и набирает ход. Можно вроде как и вздремнуть. Но только вроде как. На этот раз повезло в плане того что никто поблизости не пил, однако орущие с трех сторон дети добавили путешествию особую остроту. Черт с вами, будем спасаться плеером. Помогло худо-бедно, как-то не шибко заметно прошла вторая таможня – Новый Год на носу, и они почему-то добрые. И вот еще несколько часов полу-сна, и я выпадаю из вагона в Москве на Курском вокзале. Осматриваюсь, принюхиваюсь, изучаю обстановку и вообще «куда идти». До правильной электрички два часа еще есть – а значит времени на осмотреться и побродить в целях изучить что тут к чему предостаточно.
И вот покуда я так думаю — занимаюсь этим самым делом, попутно не забыв разумеется прометить новую неизведанную территорию (ну а как же иначе – инстинкты обязывают). Спустя примерно час довольный собой топаю к пригородным кассам обилечиваться значится. Однако – получаю облом, дескать нету у нас таких, ходите в другое направление. Ну ладно думаю, в другое так в другое. В том самом «другом направлении» получаю такой же ответ. «Это интересно». Осматриваюсь на предмет не пропустил ли чего, вроде бы нет. Топаю снова в первое окошко, достаю заветную бумажку где распечатано расписание нужной электрички, вооружаюсь глазами кота из «Шрека», дескать помогите потерялось животное. И вот тут то и выясняется что сокращения «Москва-Кур» и «Москва-Каз» — это и есть ключевой момент фейла. Спешно поблагодарив кассиршу вылетаю из здания вокзала в некотором состоянии паники – до электрички осталось минут 40, а я черт знает где на другом вокзале. Каким-то образом вылетел в правильную дверь, где имеется рядом столб с картой метро и собственно входом в это самое метро. На мою удачу поиском способов добраться до Казанского вокзала озаботился не только я но и еще несколько пассажиров недавнего поезда, в итоге проблема решилась путем отлова прохожего что любезно пояснил — вам балбесам всего одну станцию метро проехать. С некоторым облегчением отстояв очередь в кассе спускаюсь в подземку. Идем по СКП, приходится читать все указатели ибо тут я впервые и куда ходить не шибко знаю. Вот и кольцевая, нужное направление найдено, ждем поезд.
Поезд прибывает на станцию, но на него вышло слишком много жаждущих – не влез. Однако следующий появился быстро, и его тоже чуть было не упустил – сбила с толку другая цифирь «маршрут» на лобовом стекле. Пока тупил на указатели внутри поезда двери начали закрываться, и повинуясь чутью я резко влетел внутрь чуть не оставив часть рюка за дверью и стоптав пару человеков. Суровое московское метро однако.
А время не ждет, и явно все не в мою пользу. Выпадаю из метро, пригородные кассы благо нашлись довольно быстро. А вместе с ними нашлась и внушительная очередь. Но опять повезло – двигалась она весьма проворно. И вот заветные билетики у меня в лапах, малость поспорив с пропускным автоматом прохожу в здание вокзала и в бешенном ритме ищу нужную электричку. Вот и она, вроде как, на табличке «Вековка-Москва» нарисовано. Иных составов созвучных с нужным направлением не обнаружено. Пытаюсь поинтересоваться – а оно ли, ну так на всякий случай. Это была не шибко хорошая идея – люди в тамбуре электрички очевидно не очень трезвы, а потому на посылаемые им запросы отвечают либо мычанием либо вообще игнорят. Кое-как выяснив что это вот – не первый вагон а последний почти бегом лечу вдоль поезда и «впадаю» в самый первый тамбур самого первого вагона. О чем и сообщаю смской Марти (правда для этого пришлось соорудить бродкаст на все номера ибо угадать какой сейчас работает мне не по силам).
Тронулись. На следующей станции должны загружаться свои, соклановцы то есть. По уговору в первые два вагона, а там находится будем. На самой станции обнаруживается огромное количество жаждущих попасть в электричку, и в считанные мгновения тамбур из просторного и свободного приобрел вид «килька в банке». И в эту вот банку закатывается некто с вело-икраном. Этот некто как собственно и предполагалось оказался Беркутом. Шокировать никого не стали, сначала переглянулись – ибо очутились в разных концах тамбура, потом человекомасса сделала свое дело, расстояние сократилось до возможности негромко бухтеть меж собой.
«Тоже зимовать?» «Ага» — кивает Кот. Так и поехали, коротая время всяческими разговорами, иногда правда приходилось отвлекаться – пьяные в хлам и не очень люди-зомби находящиеся в разной степени адекватности жаждали общения. Понаблюдал как Беркут их разворачивает куда подальше методом БЦ, понравилось но нифига не понял как делается. Мозг не понял уж точно Пару раз к нам заглядывает Марти, однако ввиду стойкой непереносимости табачного дыма очень ненадолго. Вот и Ильичев, здесь Беркут и Гоблин, оккупировавший соседний тамбур выгружаются – они с икранами и им так удобнее, а мы с Марти едем еще станцию, совсем недолго едем. И вот двери электрички закрываются и она уползает прочь в сторону Вековки. Остается только платформа, перекрывший пути отхода товарняк по одной из сторон, небольшая стайка пассажиров, ну и мы собственно. А, да, еще был внушительных размеров багаж Марти, ну то так, мелочи жизни. Приехали…
Приехали да На станцию. Некоторое время ушло на то чтобы перераспределить и побороть багаж Марти. Сам то я толком не знаю куда идти. Марти показывает лапой мол – туда. Туда так туда, пошли. В итоге оказалось что топать надо радикально на другу сторону платформы. А там товарняк, который мы стоически обошли. Ну а пока мы бродили туда-сюда от нас благополучно удрали все таксисты услугами коих было задумано воспользоваться. Задумчиво покачав хвостами движемся к дороге что предположительно ведет к Спудням, выбираем сторону движения фактически наугад. Через какое-то время нас подобрал водитель «Газели», как ни странно мы влезли в кабину вместе со всеми пожитками которых было не так уж мало – Марти для зимовки запасается основательно, что там мой мелкий рюкзачок и пакет с тушняком, сущие пустяки
Довезли нас до самого поворота на Спудни, дальше «Газели» было не по пути, чатлы водитель брать не хотел, но кот был упрям и настоял, мол нечего за просто так, Новый Год и все такое. Короче, выгрузились да потопали себе. Очень скоро выясняется что тушняк у меня в пакете хочет совершить побег, и даже частично прогрыз этот самый пакет. Приходится постоянно за ним приглядывать – вдруг сбежит. Чтобы добраться до пункта назначения нам надо не только дойти до деревни, но как оказалось и пройти ее всю. Где-то посреди пути произошел «перегавомяв-перешик» с местными одомашенными нантангами, впрочем аудиальным обменом любезностей дело и кончилось – никто никого есть не стал.
Вскоре вдалеке замаячили несколько силуэтов. Наши? Щас проверим… Да, так и есть, ежели на вой отвечают – значит свои Оказывается мы притопали одновременно с Гоблином – он как раз в этот момент подъехал на вело-икране с другой стороны деревни. Ну а встречали нас собственно Тиреа и Беркут. Вот теперь совсем пришли, кратко перемяукавшись все со всеми заползаем на базу. Некоторое время уходит на то чтобы расположиться, меня поместили за печку, что меня как создание кошачьих кровей более чем устроило – во-первых тепло, а во-вторых – удобная нычка где можно свернуться клубком и за всем наблюдать, лучше не придумать одним словом.
Ну вот, собственно как только мы более-менее обустроились и разложили всякий хлам меня и накрыло. Нет, не медным тазом – явно чем-то позабористей. И в таком полу-зависшем состоянии я находился… да как бы не до вечера 31го. Впрочем, на следующий день начал хоть что-то соображать, а вот вторая половина дня – это нечто. Даже толком не помню что там и как творилось. Вроде как умудрялся периодически вливать в себя чай и даже хрустеть печеньками, ну помимо того что бродил в непонятном состоянии, к чему-то принюхиваясь и так далее. Кажется даже сходили к Янтарь. Ну, если ничего не путаю то это было именно в этот день. Там мы слопали мороженного, о чем-то говорили. О чем – можете хвост оторвать не помню. Хотя нет, помню что меня спросили как мол тебя зовут то? «Кот» говорю, больше даже если бы пытать стали наверное не смог бы сообщить Похихикали по этому поводу, побухтели о всяком ну и побрели мы обратно на базу. Опять же с трудом вспоминаю в этот ли день я дабы не дать мозгу самоликвидироваться занялся делом привычным – а именно перебрал, запустил и привел в порядок местный компутер.
Ну а потом – потом мой аватар окончательно потянуло в спящий режим, каким-то образом оказался в новоиспеченном логове за печью и уснул. Первый день зимовки кончился.

2. Беркутовские позиции.
В 9 утра Янтарь и Агат обещали устроить побудку, отложили до 10-ти, но появились только к 12-ти. Мы отсыпались, но дела звали в лес – надо найти место для встречи нового года, дрова и прочее там, и пока есть время – установить позиции.
Прозавтракав, начали собираться. Если для поисков «места встречи» ничего кроме участия не нужно, то вот для соревнования надо ставить маркерную ленту и вешать мишени, причём с соблюдением определённых условий, желательно так, что бы не у дорог, чтобы было ориентирование при поиске, и разнообразный доступ. За это дело взялся я и Кот, который уже отошёл от афига, но видимо хотел ещё. На всех лыж, тем более охотничьих, не хватало, и Кот отправился пешком. С фотоаппаратом. Янтарь, Агат и Тиреа с Гобом пошли на «поиски места», а Марти дежурит по базе. Марти не здоровилось – простуда – и лишние вылазки могли ухудшить состояние.

«Поисковики места»
Я задержался, и когда все уже были далеко, мы с котом вышли в лес. Я знал куда идти, и направил лыжи сразу на «грибную тропу». Осенний опыт показал, что те места Народ ещё мало знает, так что надо «освежить».

Беркут выдвинулся на установку позиций.
Прокладываю лыжню по снежной глубокой целине, иду не торопясь, что бы Кот мог не только догонять, но и успевать наслаждаться видами снежной зимы в лесу, делать фотки.

Лес впереди


Не смотря на обилие снега, сильных морозов не было, и сейчас +1. Там где вода, то она под мякишей из льда и снега, где постарше – лёд, но не много. Поэтому привычные для зимы выезды на водные просторы в этот раз отменяются, максимум – болота. Проверять прочность их я стал на первой переправе, обойдя её по воде – выдержала. Идём дальше.
Дальше даже летом не то что дороги, тропу с трудом учуешь, только по прямой насыпи. Но она густо заросла лесом, петляем между деревьями. Именно это обстоятельство сбило с направления Тиреа с Эльфом весной, отправив их штурмовать кочки болот. Это двоякое положение по отношению к Лесному снайпингу – нельзя стрелять на дорогах и основных проходах, а тут даже тропы нет. Как считать? Но сейчас мы медленно преодолеваем лес, и выходим на «Охотничий бивуак» — такая затерянная стоянка в лесу, очаг, кострище, чайник, какие-то припасы… место красивое, сухое, недалеко ещё одна переправа через Караслицу. Вот там-то и начну мудрить с позицией.


Переправа. Судя по глади снега – вода стоит высоко, осенью её почти не было. Интересно. Решаю, что позицию поставлю на северо-востоке, на опушке леса, но подход по следам должен быть эротичным, иначе не интересно. Скатываюсь в болото, и начинаю петлять между травяных кочек. Они конечно под снегом, но довольно коварны: под примёрзшую траву лыжа залетает легко, а вот дальше – никак. И вверх тоже не вырвать. Назад – очень сложно, снимать приходится. Кот часто проваливается в воду, но мужественно терпит холодную сырость, а я занят лыжным ледовым дайвингом с мишенями.

Болото, кочки, кусты зимой

Ледовый дайвинг по пути к позиции
Переправа скрывается за барьером кустов, потом ещё за одним, а путь прокладывать помогают заячьи следы. Но вот они отвернули к западу, а стена леса стоит на востоке. Однако для позиции сыровато. Двигаем дальше. Ещё заворот за кусты, с деревцами, и вот она – позиция, только оформить.
Выбравшись в лес-берег, дружно метим территорию, и приступаем к установке. Оттяжки рвутся, связываем, и вешаем. Теперь ленту – на болото, потом к кустам, там вроде посуше, прихватив с собой палочки сушняка для подвешивания ленты. Отмерили метров 50, натянули ленту, укрепили палки. Только вот теперь на бывшую дорогу недотропу «Грибная» возвращаться не думаю даже. Сейчас хочу выйти с севера на «Бобровую», и там уже посмотреть куда дальше. Заодно Коту место покажу.
Сверив направление по компасу, и убедившись в своей правоте, я толкнул лыжы через болото к другому берегу. На пути встают то кусты, то кочки, то заросли, но я спокойно иду к цели хотя в этих местах впервые. Это не ориентирование. Приятное чувство, когда просто знаешь, где ты, и куда надо, и то, что места не знакомые не играет никакой роли – просто сама природа тебе прямо в голову говорит что делать. Всё же у на’ви есть свои приятные способности 🙂 Но есть и то, что настораживает – голос леса или не слышен, или очень слаб. Даже для зимы. Он словно испуган и затаился…
Пробравшись через баррикаду кустов, выкатываю на поляну. Наверно летом тут стоит высокая трава, а под ней – болотная вода. Сейчас ровная живописная поляна с хрумкающим снегом. Вскоре замечаю, что это мне тут так здорово, а вот Кот проваливаясь по пояс, почти буквально вплавь преодолевает «поляну». Не, так нельзя. Он конечно не жалуется, но с непривычки умаятся может в хлам, а нам ещё новогодить ночью. Поворачиваю к лесу – там снег не такой глубокий.
В лесу довольно плотно всё растёт, надо маневрировать, перелезать, но лес уже какой-то знакомый. Пусть это не то самое место, где я осенью караулил Резидента, но лес явно тот. Чувствуется его дух, что ли. Виляя, выходим на заячий след, и по нему выходим на красивую полянку с ёлками раскидистыми, и берёзой, погнутой прошлой ледовой зимой. Хорошее место для позиции… Но надо оглядеться, кроме того ещё на «бобровую» не выходили.
Пробираемся дальше, и выходим к месту, где я осенью велосипед прятал, когда на «бобровой» антиснайперил. Топаем и выходим и на саму «бобровую», где развернувшись осматриваемся. Вода стоит очень высоко, закрыв полностью все протоки и берега. Бобровые хатки, если не знать где – не увидеть вовсе. Но они есть, и вроде даже выход воздуха имеется. Только.. не видно его. И следов бобров тоже. Грустно и тихо… Будем наедятся, что они подо льдом перемещаются. Но там запасов-то не было, бобровых, так что очень странно и напряжно. А количество воды ясно говорит о том, что если кто на позиции будет заходить через «бобровую» то его ждёт большой «мокрый» сюрприз… Пошли назад, на присмотренное место.

Присмотренное место
Помутив для порядка со следами, мы вернулись на красивую полянку, и начали ставить позицию. Мишень явно сопротивляется – всё время рвётся оттяжка, и доска норовит вдарить по Котовьей голове, но та оказалась проворной и уворачивается от удара всякий раз. Раза с десятого закрепили, и пошли набирать палок для ленты. Я ножом нарубил веток от упавшей берёзы, а кот что-то наломал, и утрамбовав снег для надёжности мы с чувством выполненного долга двинулись к тропе. Однако тут я понял, что за светло мы на базу не успеваем, не то что мишени ещё поставить. Поэтому решаю тупо двинуть назад. Тем более что камрады поисковики, судя по радиообмену, уже свою задачу выполнили и топают назад.

Поисковая группа нашла «место».
Однако напоследок надо запутать следы, и я перемещаюсь вокруг тропы до самой переправы замысловатым образом, оставляя много разветвлений и перекрёстков. Но с «охот-бивуака» беру прямой курс домой, на базу, и в сгущающихся сумерках я и Кот сосредоточенно продвигаемся туда. Рация сообщила, что все кроме нас уже на базе, и готовятся к лесному новогодию. Попутно еду готовят на всех. Не меняя темпа мы выходим на первую переправу, и без обходов прямиков на выход из леса с неё. Через полчаса мы уже топтались уставшие на базе, пытаясь вникнуть в суету клана, творящуюся там. Несмотря на кашляющее горло я усосал литр томатного сока и только потом «отпустило». Всё, теперь впереди «лесное новогодие», а место, как нам рассказали «поисковики», где-то рядом с «обходной дорогой».

Зачем-то точим старый топор.
3. Огонёк Новогодия
Кроме заточки топора, собрали пожитки и провизию, чайные свечи. После чего к 10:30 выдвинулись в сторону леса.
Все топали пешком, только я на лыжах – «Надо привыкать». Не смотря на то, что одевая их и закрывая базу я порядком отстал – догнал зимующих быстро, и с трудом сдерживался, чтобы не обогнать и усвистеть вперёд, в компании и теплее, и у меня в рюкзаке большая ёмкость для воды, которую извлекли и заполнили у источника, но понёс дальше Тиреа. Так и двигаемся в ночи в чащу, если бы кто со стороны увидел, решил бы что психи какие-то 🙂 А нам приятно. Пожалуй такой Новый год точно запомнится.


В лесу, как только вошли, я умудрился подскользнуться, и при падении волшебно сломалась одна новая лыжная палка. Наполполам. Я оставшейся толкался как веслом в каное, что получалось довольно весело. Так потихоньку и доковыляли до «места».
Действительно, рядом с обходной тропой, рядом с живой-ёлоской красавицей, всё по-честному. Заготовленных дров конечно маловато, но мы прихватили полешков, да и дособирать оказалось не проблемно. Оля взялась снимать на видео, высвечивая всех тактическим фонарём от ружья, я кострованием, Гоб с Агатом – дровами, остальные – Марти, Оля – расстановкой свечей, попутно, Кот помогал всем до кого добирался.

Костёр загорелся

Огонь загорелся сразу, не смотря на некоторую сырость, словно заколдованный тухнуть не собирался. Первым делом мы исполнили Алтайский обряд шаманов «кормление костра» а уж потом позарились на еду и плавно начали вливаться в новогодие, которое несмотря ни на что подкралось как-то не заметно и… наступило.


— Если верно то, что как встретишь Новый Год, так его и проведёшь, то перспектива делать это в лесу у костра представляется заманчивой… — Отметил я осматривая результаты мероприятия, — только вот боюсь семейство не в восторге от такой перспективы…
— Ну что, жахнем? – спросил Тиреа намекая на салют из ракетницы.
— Обязательно.

Но у Тиреа быстро кончились заряды. Моя же армейская с припасённым боекомплектом ухает знатно и громко, и к запускам из неё подключилась даже Оля. Вокруг нас горел круг из чайных свечек, стоящих на специально нарезанных заранее квадратиках из картона, в центре – костёр, у дерева погружается в себя Кот,

Марти с Тиреа шелушат конфетки, а Гоб начал упражнятся в магии движения огня. Для этого он взял одну свечку в руки и сосредоточился на движении пламени. Сначала ничего не получается, но Гоб настойчивый, и ему старались не мешать. Но фотографировали со всех сторон.


Снимки вообще получаются чудные… Кот попросил сделать движение огнём Гоблина, и тогда и получился этот кадр…

Чай, кофе, конфеты, бутерброды и прочий новогодний провиант стал подходить к концу, а нам первым делом в наступившем предстоит встречать Лерту, который сейчас сопит в поезде по пути сюда. Поэтому проведя тёплую ночь в тёплой компании у костра в лесу на Новый 2012 год, мы засобирались в обратный путь, тщательно прибрав за собой в лесу.
Назад шли довольно быстро. Оля начала засыпать на ходу, поэтому догнав меня сказала:
— А можно я тебе на хвост сяду?
— Хвост не надо, но на лыжню вставай.
Потом к нам присоединяется Марти, но как и все отстаёт, кому-то неспешному пришлось идти в темноте леса, которой как таковой на самом деле не было – всё было можно рассмотреть и без фонаря, но без деталей, так что споткнуться и провалится опасность есть, и шли от этого ещё медленней. Впрочем, мы не особенно растягивались, по дороге то воя, то ракету пуская. Так бодренько и притопали назад на базу.
Агат и Янтарь долго не задерживались, сказывалась накопившаяся усталость за предновогодние дни на работе, и ушли спать. Na’vi же, как всякие ночные твари, копошились аж до 3-го часа и только тогда расползлись по своим лёжбищам. Начался новый год, и в ближайшие дни он нам даст много необычного и нового.

Отчёт Pandorskiy Kot. Часть вторая, и второй же день, Новый Год.

Поскольку вечер и ночь выдались достаточно насыщены событиями, а на’ви ко всему прочему существа вполне себе ночные (как впрочем и коты разные), просыпаться все начали не так уж рано, примерно к полудню. Что по моим меркам вообще-то еще плюс два часа – разница в часовых поясах которые выбрали наши драгоценнейшие правительства. Иными словами вполне выспался, хотя вставать было отчего-то лень. И не только мне…
Гоблиновское утро:

Но не совсем пришел в себя как выяснилось, продолжал подвисать и тупить везде где только можно. Через некоторое время обыкновенных внутри-базовых шевелений Беркут собирается выдвигаться в лес, ставить мишени. Вот туда мы и пойдем, нефиг хвост за печкой отсиживать. Одна проблема, вторых лыж или не было, или я на них не полез по каким-то интегрированным причинам. В общем пошел так, на своих двоих, просто ни дать ни взять Кот в сабогах е-мое. Ну погоди хрень мяучая, скоро ты будешь нырять 🙂 Именно нырять, просто у меня учитывая объемы снегопадов как-то в голове не укладывались что там будет так много снега. То-есть много черт дери, по настоящему много. А ведь рассказывали не один раз и не два, и предупреждали…
В общем, пошли. Первое мое знакомство с этими лесами, иду гляжу всюду, объективом щелкаю. Красиво однако

Беркут идет в лес…


Беркут пришел в лес… ну почти.


В лесу с моей проходимостью становится интереснее, но вполне себе ничего. Проходим первую переправу, и через некоторое время останавливаемся.
— И что тут не так?
— Эээ…. В каком смысле?
— в лесу говорю что не так, присутствие человека тут видно. А ты видать не так уж часто в лесу бываешь.
— Ага, не очень, в лесопарке больше, он рядом с логовом.
(думаю пояснять кто есть ху в этом примерно диалоге не надо да?)
Осматриваюсь, на сей раз внимательно, и замечаю неестественным образом лежащую палку, по крайней мере с моего ракурса обзора охотничья стоянка выглядела именно так.
— Ы?
— Угу…
Идем дальше. К кочкам, у которых собственно и сворачиваем – первую позицию значится размещать.


Вот напрасно я про себя ехидничал мол чего это Гоблин так этим кочкам понравился, дескать вроде бы даже и ходить по ним можно. Как выяснится несколько позже (правда не сегодня) я им тоже понравился, и они мне об этом подробно расскажут. Во всей красе. Ну а пока мы пробираемся дальше, то прыгая по этим самым кочкам то ступая по льду подмерзшего болотца. Здорово помог заяц что вытропил и показал где ходить удобнее. В общем, поскольку опыта установки всяких досточек с крышечками у меня ноль, то есть по хорошим делам сегодня выполняю функции самообучающейся мебели, место для позиции разумеется находит Беркут. Вешаем мишени, веревка почему-то рвется хотя по идее не должна, но рвется. После ставим рубеж, и двигаемся дальше – вторую позицию ставить надобно.
Двигаем снова по болоту, к сожалению кадров с этого участка у меня нету – было чуточку не до них, дело в том что отойдя немного от рубежа я ВНЕЗАПНО узнал как это уходить в снег по пояс. От этого дела меня охватил какой-то совершенно дикий восторг, и не вываливлся я там лишь по двум причинам – во-первых отставать не есть гуд, а во-вторых все же под снегом в теории есть вода, и угодить на волне счастья в лужу мозг не хотел. Когда эйфория несколько сбавила обороты до меня дошло – а проваливаться тут запросто, а ходить таки проблематично. Но – фигня война, зато интересно 🙂 Правда, меня таки пришлось поджидать, ибо как я там лапами не молотил под снегом а за лыжами не угонишься.
В конце концов выбрались на более стабильную почву в лес, стали ходить-бродить место для позиции искать


Нашли, поставили, идем на базу, где до вечера жизнь течет в обыкновенном русле. После посещения леса меня малость отпустило, по крайней мере ориентироваться стал вроде получше. Собственно готовимся вечером топать в лес новый год встречать, пока мы ходили позиции ставить остальные тоже не скучали – в частности Янтарь, Агат, Тиреа и Гоблин полянку подходящую уже нашли и даже подготовительные работы там провели.
А пока ждем вечера занимаемся всяческими делами, в частности вот топор решили точить

Вечер пришел довольно быстро, и вот уже вся веселая компания двигается понемногу в лес
Набираем воду…

Добравшись до поляны обустраиваемся там, раскладываем всякие конфеты и прочее, расставляются свечи вокруг, готовимся в общем. В процессе подготовки выяснилось что мой налобник решил сегодня отдыхать, ну да ладно, обойдемся. Разумеется, дела не выйдет без новогоднего костра, а как же иначе.


Так новый год и встречали, мне приглянулось одно дерево, или я ему вот не знаю кто кому, короче я к нему прилип и даже на нем спал как минимум половину мероприятия, но не сам новый год само собой, которому отсалютовали припасенными ракетницами. Красиво получилось, лучше чем феерверки всякие. Да и вообще здорово – никогда новый год в лесу не встречал, да и в такой компании хвостатых тоже.
Гоблин шаманит… результаты шаманства мелькали ранее в отчетах

Ну а это костер, новогодний.


Хочу еще раз отдельно поблагодарить мое фотографическое дерево – не то на котором спал, ему тоже спасибо конечно же огромное, но было и фотографическое, прислонившись к его стволу было очень удобно фоторужьем орудовать, благодаря ему и получились все эти ночные снимки.
Не знаю сколько мы там пробыли, но все когда-то заканчивается, собираемся и топаем на базу. Часть пути проходит в полностью естественно освещенности – кстати видно было все вполне достаточно для того чтобы ходить уверенно, луна, звезды и снег знаете ли, не биолюминисценция конечно но тоже хорошо. Пришли, расползлись по домам, где еще довольно долго бухтели про всякое пока не уснули. Наступил Новый Год.

4. Лерту
Встречать Лерту – дело не совсем обычное. Чисто по-навийски он не хочет лишний раз пользоваться авто и подобным, и заодно освежить себя в качестве велосипед-макто. Поэтому его надо встретить с икраном на привязи, т.е. добуксировать вел 9км до Ильичёва. Такая техника отрабатывалась уже на «Боровлении», когда я похожим образом встречал жену. Надо сказать что буксировать вел – особое искусство: чувствуешь себя товарняком на 2-х колёсах – вел-прицеп так и норовил или срулить куда в сторону, или просто завалится.
Исполняется так: переднее колесо буксируемого вела вяжется к багажнику тягача, чем крепче – тем лучше. Но так, что бы не мешало педалировать. Заднее колесо едет по дороге. Эта конструкция довольно ненадёжна, требует ровного скоростного режима, плавности на поворотах, и очень сильного удержания руля, ибо толкает его при перевозке во все стороны. Кроме того это я всё узнал когда ехал по хорошей дороге в сухую погоду, а нынче зима и гололёд. Поэтому для встречи Лерту необходимо 2 хвоста – подстраховка и «смена машиниста». Вызвались я и Тиреа. К тому же мы имели свойство из всей братии на базе вставать пораньше.
В-общем, после подъёма и поедания приготовленной каши, по сонно-вялые телодвижения сокланников, мы прикрутили велосипед Резидента, оставшийся как неисправный и починенный мной на базе ещё с Осеннего велоснайпинга к икрану Тиреа, и выехали в 10:20 утра.
За нами расползлись и Гоб с Котом — у них задача установит оставшиеся 2 позиции, поэтому вооружившись соответствующими инструментами, мишенями и лентой, после нашего отхода они отправились на лыжах в пампасы. Что у них там происходило надеюсь расскажут сами, но задачу они свою выполнили.
Я задержался, решая что купить в Мокром с пришедшей Ольгой, но догнал Тиреа довольно быстро – на товарняке особо не разгонишься, и следовал параллельным курсом с ним. На улице довольно тепло, и даже при неспешной езде без груза легко вспотеть. Мы обсуждали текущие дела, заодно предвкушая встречу отца-основателя «Общественного экологического движения Na’vi» — именно Лерту придумал это, и продвигал идею. Теперь хотелось посмотреть на него вживую.
Тиреа чувствовал, что в повороты на товарняке не впишется, поэтому останавливался и вёл вручную. Это не считая пары полупадений из-за прицепа. Когда добрались до Магазина в Мокром, обнаружили его работающим и не обнаружили у себя денег, чтобы этим воспользоваться. Жаль. Тянем товарняк дальше.
После Мокрого у Тиреа подседа батарейка внимания, и я его сменил на посту машиниста. Мы с Тиреа одинаковой комплекции, поэтому перестраивать велы не нужно 🙂 Я погнал товарняк шустрее, видимо сказывался опыт, и отметил что у меня это получается проще, чем осенью. Почему – я сам так и не понял. В повороты вхожу ровно, но ощущение того, что «велосипед не едет» всё равно сильное и внимания к вождению требуется много. Но до Ильичёва добрались без эксцессов, и вот мы уже стоим на станции в ожидании поезда. Люди немного косятся на нас, потому как мы в своей походно-навийской комплектации, у Тиреа даже нож наружу, по-Анг’-овски. Понимаем, что встречаемый нас ни с кем не спутает. Неподалёку ходят в поисках опохмела люди-замбари, оглашая округу своим нечленораздельным рыком, а поезд почему-то задерживается, и мы начали думать, не сделал ли что Лерту с электричкой противоестественного…
Но вот зелёная громыхающая гусеница приползла, и из её утробы стали вываливаться на платформу пассажиры. Гусеница уползла, а мы стали внимательно осматривать приехавших на предмет лерту. Мы его раньше толком не видели (одна фотка была давно), но почему-то знали что своего ни с кем не спутаем. Так и вышло – походка, баул, и охотничьи лыжи. Из самого дальнего края платформы идут, и внимательно на нас смотрят. «Вроде они, вон и велосипеды…» — думал обладатель лыж. Далеко, кричать нет смысла, и я в ответ привычно по цахейлу «Да мы это, мы, шевели плавниками» — «Да, больше никого похожего нет…» — в ответ пришло оттуда, и я понял что меня так не слышно. Я показал что бы не тянул резину на морозе, и прыгал вниз – так короче. Что тот и сделал.
Итак — вот он, Лерту. Здороваемся немного буднично, как старые друзья, расставшиеся только вчера. Крутим сноровисто его пожитки к велам, самого пускаем на легке – всё же долго не мактошил, а тут ещё зима. Потом не спеша поехали.
Видно было, как Лерту постепенно но уверенно осваивался, заодно переваривая происходящее. Он ловил себя на ощущении что попал в какую-то другую реальность, хотя ничего архи экзотичного не происходило. Видимо уровень общения немного непривычный, потому и так воспринималось. Конечно лучше, если об этом он расскажет сам. Потихоньку Лерту-вел-макто осваивался и набирал скорость, смелее на зимней дороге. Внимательно слушал что и как говорим с Тиреа, настраиваясь на атмосферу зимовки. Мы же, разгруженные от товарняка ехали довольно проворно, но не напрягаясь, дабы не терять Лерту. К тому же лыжи, которые вёз я, норовили протереть велорюкзак из-за некачественного крепления к багажнику, и мне приходилось их постоянно поправлять или держать рукой, я в полной мере сравнивал это с перевешивающим арчимаком на коне. Конские мысли от этого и лезли в голову всю дорогу, на что Лерту сказал:
— Всему своё время.
Да, помечтать пока о конях в мещёре только и остаётся… Так и доскакали назад до базы.
— Добро пожаловать в девево-дом, навийскую базу…
— Пасиб.
В дереве-доме уже бурлит жизнь. Лерту, немного потеряв время на осмотр, быстро влился в общий ритм: надо готовится к соревнованиям, качать винтовки воздухом, что-то делать, например лыжи – он привёз их как купил – крепления отдельно, и пошла работа, сразу как пообедали. Обед правда задержался изрядно Кот с Гоблином появились когда было уже темно. И долго и загадочно переглядывались, когда вставал вопрос куда же они поставили позиции.
Тиреа занялся обучением Кота метанию Ножа. Тот довольно быстро «поймал волну» и уже не слезал с неё до самой ночи. Ушёл в ножи по самые уши…

Я решил починить винтовку Гоба, у самого той же модели, вроде как и не такое чинили. Но всё оказалось не просто. Когда Гоб вытащил свой винт из чехла, оказалось, что у него выкручивается передняя пробка резервуара. Это странно – раньше он держал давление очень хорошо, перед зимовкой начал почему-то медленно травить, а сейчас пусто и вот ещё это… Разобрали – выкрутили, герметизировали – вкрутили – травит, и стильно, через отверстие безопасности спереди – оно делается чтобы при угрозе разрушения резервуара тот не взорвался, а спустил всё давление через него. Заменил уплотнение, смазал силиконом, и снова качать, вроде держит… Но всё равно травит. Плохо, так быстро, что успевает сдуться раньше, чем можно забег пробежать. В перерывах Гоб объяснял где его позиции на карте. В цело было понятно, и точки на картах я расставил.

Мы качали снова и снова, насосы господина ПЖ работали так, что дым стоял, и Лерту это дело пришлось по вкусу – сразу и зарядка, и мышцы в тонусе, и замёрзнуть не получится. Разумеется вновьприбывший не только разговоры разговаривал да насос мучал – он и пострелять тоже не прочь. Ему очень приглянулся Airmagnum 850 PCP, с которым он познакомился поближе и от освоения теории быстро перешёл к практике, на которой и зависал как и Кот до самой ночи.




Вот только Гобова винтовка не сдавалась. У меня начались нехорошие подозрения на боевой клапан и заднюю пробку с редуктором, но я туда ещё ни разу не забирался. Гоб сдерживал себя от негатива, но настроение у него явно не блистало. Однако мы его поднимали: Тирев в недрах своего рюкзака, который у него видимо ещё с Плюка, обнаружил цак, настоящий, и тот в купе к насосам стал сразу востребован.

Кроме того из привезённых Лерту съестных припасов как то сама собой сложилась довольно интересная инсталляция, при виде которой некоторые крючились от смеха, а сам Лерту аж потерял нить рассуждений, не мудрено, но по этическим соображениям фото это инсталляции выкладывать не буду (а оно есть). Вот так за насосами, ку, инсталляциями, смехом и обсуждением глобальных вопросов движения и проблем планеты, нас давно накрыла ночь. Завтра планируется первый забег, с Котом в роли антиснайпера, а стрелком-участником – Тиреа. Больше пока не получается – винтовка Гоба не готова к работе… Будить нас будут Янтарь с Агатом, запланирован на следующий день ужин у них с блинами и Стрелком, так что они ещё и нуждаются в кое-каких продуктах из магазина. Так что на завтра планов много.
5. Перепланировка
К 10 утра все в клане уже не спали, за исключением Гоблина – он любитель утро оставлять за скобками сна. В (дереве-)доме началась обычная утренняя суета, движуха. Как-то само-собой вспомнилось, что хотели послушать музыку Джеймса Хорнера, только вспомнил это почему-то Лерту, хотя идея была Тиреа.
Сказано – сделано. Колонки воткнуты в плеер, выбрав саундтреки «Аватара» и пошло… как «назло» колонки прямо над головой спящего Гоба, и музыка, растекаясь, залила его одним из первых выплавив из объятий сна. Самое интересное, что треки относящиеся к жизни на’ви в фильме очень замечательно легли на наш быт на базе. Очень гармонично: вот вам дерево-дом, на’ви суетятся по своим бытовым делам: кто-то собирается на охоту, кто-то что-то чинит, кто-то еду готовит, кто- то у печек… Обычные сцены навийской жизни клана, да ещё под такую музыку.. В общем Гоб проснулся и… офигел. Он лежал в каком-то странном состоянии, не реагируя ни на что. По цахейлу можно было видеть состояние какого-то всепоглощающего кайфа, и плаванья в этом море удовольствия.
— Сбылась мечта идиота?
«Э… типа того… А…»
Так бы и продолжалось бы, пока не пошли бы треки батальных сцен, если бы не Марти. «Проняло» до костей не только же Гоба. Эмоции хлынули через край и у Марти, просто рвя душу. Марти пришлось ворваться и самостоятельно выключать плеер, пока слёзы не хлынули потоком от избытка чувств. Конечно, этого никто не хотел, всем более чем понравилось, но состояние Марти все поняли. Да и Гобу пора вставать, еда стынет…

Пробуждение
Потом начались сборы на снайпинг – для Кота такое в первый раз, понятно, поэтому за сборами и инструктажём не заметили, как наступила вторая половина дня. К этому моменту и Кот, и Тиреа полностью собрались, и уже не теряя драгоценных минут светового дня Кот выдвинулся в сторону леса. Я его поснимал на дорогу, и вернулся на базу ждать его сигнала для «запуска» Тиреа.
Однако всё пошло совсем не по плану. Кот, снаряжённый как снайпер-диверсант, на лыжах добрался но съезда в лес, пропустил его, и стар срезать по целине. Все тут уже привыкли к таким картинкам, и не обращали внимания. Но в этот раз такой натюрморт привлёк внимание зелёного батона-УАЗ-ика…
— База, ответьте… Вас беспокоит охрана национального парка… — незнакомый голос вызвал по рации.
— На Связи База.
— Старший есть, Можете подойти сюда?.. На улицу выйдете пожалуйста.
Ну вот. Приехали. Вообще я давно хотел познакомится с этой охраной, потому как функционально делаем общее дело, но вот сейчас как раз не очень вовремя. Ну ладно, раз они нас нашли сами, будем общаться…
УАЗ, толпа в камуфляже и Кот стояли уже за деревней, на дороге. Туда я и пошёл.
— Зраствуйте, мы – инспектора Национального Парка Мещёра. Вы в курсе что тут запрещено находится с оружием?
— Да. Наконец-то мы с вами встретились – неожиданно для инспектора ответил я, — Конечно в курсе. Только вот вопрос, почему я в лесу постоянно канонаду слышу, словно сезон не закрывался?… А это, кстати, — показал на Кота с винтовкой (пришлось и документы на неё показать чтобы уладить формальности), — юридически не оружие и мы тут в отличие от них – показал на лес, — не охоту делаем. У нас Спортивные соревнования.
Инспектор, мужик явно вменяемый и сообразительный, по голосу привыкший разруливать сложные ситуации, сам уже давно понял, что формально пойманный им Кот не нарушитель, да и вообще что-то тут идёт не по привычному шаблону…
— О соревнованиях надо извещать администрацию Парка, дело копеечное, кстати. Насчёт охоты – она не запрещена для местных, но по лицензии нашей.
— И много лицух на отстрел? Ладно, — я понял что тема не самя удобная, — Скажите, вот мусор летом в лесу, кто им занимается кроме нас? А рейды с зачисткой по Буже?
Тут к обсуждениям подключается Марти, и инспектору приходится отвечать на посыпавшиеся на него вопросы, что в его планы явно не входило. Стало ясно, что у нас больше общего, чем поводов для раздора, а присутствие Марти заставило вспомнить о срочных делах подальше отсюда. Одним словом после получасового общения расстались на положительной волне, пообещав не безобразничать. Заодно обзавелись контактами Инспекции и администрации Парка «Мещёра».
Но настроение у Кота от всей этой встряски таки упало, и он понуро потопал назад. Тиреа, без противника-антиснайпера заявил что «нет драйва», и стало понятно, что на сегодня соревнований не будет. Жаль. Зато Янтарь в ожидании прибытия Стрелка задумал устроить блинный вечер в её доме, но для этого надо кое-чем запастись, поэтому мы перепланировали день на подготовку этого события. Пока Лерту снова обнимает винтовку Airmagnum 850 PCP, Кот снова запускает ножи, Марти лечит простуду, а Гоб решает вопросы с дровами, я с Тиреа отправились в Демидово за покупками. По дороге встретили Янтарь с Агатом, которые тоже слушали радиостанцию и знали, что у нас было общение с охраной, и узнали свежие новости. Мы закупили недостающих припасов, соку, решили вопросы насчёт молока из коровы.



Короткий зимний день быстро закончился, и когда мы уже на базе-дереве-доме осваивали привезённое, пришло сообщение от Янтарь о прибытии Стрелка, а потом появились сам Стрелок с Янтарь, которые забрали себе в помощь Гоба с Тиреа на подготовку блинного ужина.

А Стрелок с Лерту плотно занялись стрельбой, пока совсем не стемнело. Когда всё же мишени стало плохо видно, повесили рядом налобник Гоблина, в результате чего тот получил пулю рекошетом. Но продолжал упорно светить, несмотря на дырочку в правом боку…


Лерту пристреливался по понятной причине – ему завтра в забег. Ну а Стрелок просто не хотел терять время на посиделки и трёп, да и ник надо как-то подтвердить.
Наконец по рации пришло сообщение, что можно выдвигаться. Прихватив немного необходимого, и в ночи уже отправились в дом Янтарь. Лерту там ещё не был, а мы вспоминали старые добрые времена года назад, правда в основном по цахейлу…
У Янтарь уже всё практически готово, только Гоб всё ещё манипулирует с блинами у очага-печки. Как выяснилось, каждому уготовано определённое место в рассадке у стола, так что в итоге получилось даже забавно. Большая и тёплая компания жива принялась совместно уплетать приготовленную заботливо еду, обсуждая совместные интересы и последние события. Зимовка идёт своим привычным чередом, а приятная атмосфера создаваемая зимующими настраивала на очень положительный лад, как-то не заметно перейдя грань события в плоскость бытия, т.е. происходящее перестало быть выдающимся, зато стало приятной, естественной нормой, простой и гармоничной жизни среди природы мещёрских лесов. Думать о том, что это может когда-то закончится даже не хотелось в перспективе, и мы полностью отдались атмосфере текущего момента, и не заметили, как всё съели, и чай завариваем уже в 3-й раз…
Стрелок остался ночевать у Янтарь, а мы с Гобом отправились назад, на базу. Хоть и полночь, но у нас впереди ещё самое интересное время, когда решаются накопившиеся за год вопросы, обсуждаются планы на год наставший. Хотя нет полного кворума – Эльфа, но обозначить проблемы никто не мешает. Эльфа, Сову и Резидента мы ещё ждём, так что всё ещё впереди. Лерту же, увлёкшись стельбой, сумел как и Эльф в прошлую зимовку натолкать пуль в ствол так, что они не выбивались. Стволопроходческие работы мы уже знали, и инструмент и опыт есть. Так что за несколько часов проблема была решена. Пока мы с Гобом и Тире её решали, Лерту не смотря на состояние отключения пытался делать бодрый вид, получалось забавно – его штормило и валило со стула. «Прилечь» не предлагали – ему и так стыдно за забой ствола, и спать когда соклановцы из-за него корячатся ему просто неудобно было. Что характерно, несмотря на довольно большой шум производимый нами в процессе ремонта, ни Кот, ни Марти не проснулись. Да накрывает сном так накрывает…
6. На’ви не сдаются!

Гоблин не хитрил. Не слишком морозный воздух, скорее влажный, и распар после пробежки к позиции намекали, что замёрзнуть ему не получится. Сегодня он на позиции, поставленной накануне, охотить как антиснайпер единственного оказавшегося способным идти в забег Лерту. Оно понятно: во первых, антиснайперить интереснее с винтовкой, практика осени показала. Во-вторых, винтовки в работе 2, Беркутовские, и одна из них, Т4, такая же как его, у него в руках. С винтовкой Гоба сложное кино – травила через перед, потом непонятно через чего, не держит. Беркут с утра грустно на неё косился, и ночью и утром громко кашлял, пусть отлёживается на базе. Вместе с Тиреа, который тоже бузит после вчерашнего на простуду и сырость в лесу, где без лыж он может только вязнуть и мокнуть, а с лыжами он не дружит. А вот остальные – вперёд на минные, ой… простреливаемые поля и леса. После того, как он дал «Пуск» по рации, с базы кроме Лерту выдвинулась целая кавалькада сопровождения – Янтарь, Стрелок, Марти, Кот, Агат… Ну-с, будем встречать…

Лерту вышел
Понятно, что на беркутовские позиции идти глупо. Они дальше, и неизвестно даже гоблину где. Эти ближе, и известны, так что Лерту скорее всего потопает сюда, тупо по следам Гоба. Зимняя тактика тем и отличается от летней, что если летом следы ищешь, чуешь, вычисляешь, тот тут они видны хорошо, и ты этим пользуешься. Раз следы – значит можно ими направить не туда, куда надо идущему по ним, а куда надо тебе. Ну да, вот так и сделаем – заход на ближнюю позицию, его не спутать, потом к ней, а вот дальше, пока запретная 50-ти метровая зона не началась, схитрим. Гоблин прошёл к позиции, отвернул, и крюком-кругом вернулся, но так, что бы с первой лыжни видно не было.

Замечательная раскидистая ёлочка. Просто прелесть. Вот под ней и можно прикинуться подарком от лесного деда мороза, а лучше – пеньком… Гоб разложил коврик, устроился поудобнее, приспособил рюкзак, ещё раз проверил то что попадает в обзор, не, если стратеги не пойдут в дальний обход, да ещё тихо, то всё получится. Теперь оружие – терпение….

И как тут удержаться, чтобы не засесть?
Меня действительно беспокоило состояние гобовой винтовки. Слишком много загадок с ней. По-любому чинить. Интуиция подсказывала, что решение простое, но не подсказывала – где.
Я начал тупо разбирать пустую винтовку по винтикам. Ну, не совсем, УСМ меня не волнует, как и вся затворная группа. Хотя к ней тоже есть вопросы, когда из винтовки стреляют, от неё в стороны такой удар воздухом идёт, как от артиллерии в миниатюре. Но сейчас это не важно. Важно где подтекает. В руках осталась ствольная коробка с резервуаром. Всё остальное, со стволом – снято. И что дальше. Попробую резервуар выкрутить. Крутанул – пошло. Правда в неожиданном месте, не как у Airmagnum. Это редуктор. Собственно, вот он собственной персоной. Тоже, кстати откручивается, и весь боевой клапан высыпался на стол. С клапаном на вид всё в порядке, для надёжности достал лупу и просмотрел. А вот с редуктором, точнее с уплотнителями, что-то явно не так. Один целый, на вид, а второй, который изолирует от такого же отверстия безопасности как и спереди – набор непонятно как зажатых между деталями кусочков ссохшейся резины. Если дело в этом, то почему раньше держала? Я выковыриваю остатки, не без труда, подбираю из рем-набора резинку, собираю. Не полностью, только чтобы покачать. Тиреа приходит на помощь, вдуваем 50 атмосфер, ждём… травит, меньше, и похоже через спускное отверстие…
За Лерту выстроилось целое сопровождение. Стрелок, по началу воевавший с лыжами запарился с ними воевать, и отдал их Коту. Марти что-то весело обсуждает с ним, Янтарь комментирует впечатления, Лерту сосредоточенно идёт по следам. Следы идут просто в лес, потом без лишних растанцовок поворачивают в сторону.



По карте – ближняя позиция, Гоблинская. Ну что ж, нечего тянуть, поехали. За Лерту двинулась и вся кавалькада, только Агат, предвидя развязку, отсоеденился, и забежал вперёд, для лучшего кадра, попутно обнаружив ещё одни следы, ведущие под хорошенькую такую раскидистую ёлочку… И рассмотрел под ней Гоблина, старательно прикидывающегося пеньком. Агат понятно сделал вид, что ничего не заметил, и стал снимать идущих.

Заход на позицию под прицелом

Стрелок на лыжах…

… и без лыж

Агат и Янтарь
Гоблин спокойно выжидал. Голоса и крики давно его предупредили, что сюрпризов не будет. И вот, из-за снежного близкого для лежащего Гоба горизонта появляется голова Лерту. Голова пафостно оглядывается, тянет носом воздух. Потом приходит в движение и идёт дальше по оставленным следам, а за ней остальные головы… Не-е, Гоблин так просто в упор стрелять не станет, кто знает какая у Лерту реакция, винтовка-то у него заряжена. Значит, надо дождаться, когда Лерту будет в неудобной для него позиции, но не переждать, когда его закроют сопровождающие, хотя.. патронов на всех хватит. Агат, так и не поняв, почему антиснайпер пропускает участника, и решив что ничего не будет выключил видеокамеру.

В поисках позиции
Я снова разобрал винтовку. Видимо уплотнение как стравочное, так и общее, которое на вид целое, ссохлость. Заменяем из резерва. Скручиваем назад, но уже со стволом и прочим, потому как если сейчас будет травить – то уже делать ничего не получится лучше. Собрал, накачал немного…. Держит… Так, теперь надо качать насос ПЖ много и долго, а что-то подустал, видимо мозг включался и все силы съел. Не, это Тиреа обед сделал 🙂
Выстрел из-под ёлки, как и предпологалось стал полной неожиданностью как для Лерту, так и его сопровождения. Гоблин, поняв что задание выполнено, стал собираться, но он не знал Лерту… В общем, зря он это сделал. Зашевелился то есть.
Лерту поняв, где противник, и что он его упустил, так просто отдавать свои 100 очков не собирался. Выстрелом его свалило на снег, но уже с винтовкой в руках, на лету взят прицел в сторону антиснайпера и…
— На’ви не сдаются!!! – Бах! – затвор передёргивается, а под ёлкой ещё движение – зад Гоблина занят ковриком. – Чбаххх!!! — снова затвор, пуля в стволе – Чбаххх!!!
И так несколько раз. Но зад Гоба даже не удивился, а спокойно продолжал сборы. Мало того, он достал рацию и спокойно вызвал базу:
— На связи Гоблин, задание выполнено, возвращаюсь на базу.
— Принято, ждём. Я тут твою винтовку, похоже, того…
— Того? А, ну хорошо, посмотрим.

Гоблин вылез из укрытия

Гоблин покидает поле боя
Лерту, отстрелявшись, осмотрелся – все живы. Тогда можно продолжить снайпинг. Он встал, и с компанией направился к позиции. Следы честно привели к ней, осталось только компенсировать потерянные на антиснайпере очки.

Лерту на позиции
Но фортуна видимо была занята чем-то более важным. Тут в лесу-поле, пули отказывались лететь так, как на пристрелке, и словно заколдованные мишени их отказывались ловить. 5 выстрелов кончились быстро и бес толку, пришлось собираться и топать на следующую.

Агат. Надёжный оператор
Тут со следами уже не так легко – их и много, и мало. Поэтому пришлось угадывать какой след свежее, ведь последние тут были те, кто их ставил. Лыжня уходит в глубь леса, открывая всё новые снежные лесные виды, но и как-то почувствовалось, что темнеет. Пришлось прибавить прыти, и быстро увидеть лавочку-ориентир, слева – лес, справа болото, по карте туда, а вот и лыжня сворачивает. Тут всё просто — кусты да кочки, пробираешься по лыжне, и вот ленточка маркера позиции. Азимут цели не нужен, не лето, видно отлично, ошибиться трудно. Сопровождающие топчутся в ожидании результатов, честно сообщая, что знают о траектории выпущенной очередной раз пули. Но все траектории тоже оказались не теми, что пересекаются с мишенями. Да, здесь вам не тут, это не пуля в пулю на пристрелке укладывать, да ещё ветерок какой-то непонятный… Вечереет.

Гоб уже прибыл на базу, и не без удовлетворения изучает винтовку свою после сытного обеда. Заодно делится впечатлениями. Да, «На’ви не сдаются!» запоминающиеся что-то. Такого ещё не было. Но надувать винтовку свою сил особо пока нет. Одно то, что держит и не травит – уже радует. Значит, скоро станет ещё интереснее…
Лерту расположение беркутовских позиций представлял. Но весьма условно. Ясно, что где-то на «грибной тропе», но где именно в необъятных тамошних болотах, которые он мало того что не видал ещё ни разу, ещё и плавно погружаются в сумерки. Поздно выехал. Надо срезать. Лерту повернул лыжи с дороги к северу, и сопровождающая кавалькада поняла, что уже нагулялась, и её что-то потянуло назад, на базу. Но Агат, как штатный оператор, не может оставить Лерту без присмотра, и решительно идёт за ним…

При возвращении из сопровождения – админы ПВР и ПВС
Кусты, кочки буреломы, конца им не видно – темно уже. А позиции понятно если и найдутся каким чудом, то стрелять невозможно будет – не видно, да и с фонарями напряжёнка, тактический на винтовке не достаточно силён. Значит – не судьба, пора тоже возвращаться….

Однако вечереет…
На базе шумно – все приехали, но устали. Янтарь пошла к себе в дом, Кот обмяк в своём углу. Прибывшие усталые, но не смотря на проигрыш, довольные Лерту с Агатом, быстро расчехлились, и Агат, сдав аппаратуру, тоже убыл в свой дом. Мы сели мудрить ужин, и к нему уже должен подъехать ещё один зимовщик – участник экспедиции «Купол-Ажу» и легенда операции «Корбен-Даллас» Сова. Он же White Owl.
Сова, как и положено, пришёл на лыжах сам. Проветренный и довольный, но без своей Сайги, которой мы предполагали, он будет вносить дюжий драйв в снайпинг. Зато с большим запасом съестного и оптимизма.
А боезадачи тем временем не кончились. Наоборот – прибавились. Теперь только ленивые, вроде меня и Тиреа, не знали половины позиций. И их надо срочно переставлять. Такое дело Сова как раз и любит – ночные вылазки по делам – его конёк. Но для конька надо как следует подкрепится. Винтовка Гоба для раскумарки накачивается, и как ни странно держит и не спускает. Гоб счастлив. Стрелок, потусив пока по рации ему не сказали из дома Янтарь что ложаться спать, отправился к ним, хотя чувствовалось, что хотел остаться. Лерту, как бы решив прибавить движухи, взялся пройтись в лес ночью с Совой. Сова в этот раз не стал дожидаться 2-х часов ночи. По обыкновению, а вышел в лес пораньше, в час ночи. На то он и Сова, ночная птица…

ночной лес
По плану на зимовку, кроме кучи вопросов, у нас планировалась «Тактика». Но что-то никак мы до неё не добираемся. Сейчас я уже засыпаю, но Гоб настойчив, и я в общих чертах пытаюсь что-то рассказать. Но почему-то плавно съезжаю в тему «Техники невидимки», и получается, что в некотором роде это дружит, получается интересный инструктивный материал. Осталось закрепить на практике.
Как всех свалило спать – никто не помнит. Смутно помнится какая-то возня под утро, когда Лерту с Совой пришли. Задачу они выполнили, мишени переставили. Сова с чувством выполненного долга лёг спать, а Лерту, найдя место на лету, провалился в сон… ему эта ночка запомнится на всю жизнь… Но это он расскажет сам.

 

Отчёт Lertu. Ночь в лесу

«Дорога в лес».
Как мне кажется начать рассказ надо с того дня когда мы ждали приезда Совы. Как раз в тот день я первый раз ездил снайпером в лес. Тут даже можно сказать отдельная история. Если не растекаться мыслию по древу, то скажу, так что в тот день я даже и не ставил перед собой задачи поразить все свои мишени или пройти быстрее всех. Мне нужно было хотя бы в основных чертах понять шо за такэ зимний снайпинг. (Хотя если говорить прямо, то я только во второй половине зимовки начал более менее втягиваться в процесс. Потому что первые дни ушли у меня на «декомпрессию», поскольку слишком разительна была пропасть между тем, что я увидел в нашем доме и тем, что меня окружало до этого. А по приезду домой меня ждала уже обратная «декомпрессия»… даже вспоминать не хочу.) Ну так вот, найдя две позиции и отстрелявшись на них по мишеням (при этом не попав не в одну) и ещё немного побродив по лесу в поисках двух оставшихся позиций (и не найдя их) я вернулся на базу.
Здесь я вынужден сделать небольшое отступление. Оно будет по поводу той короткой, но памятной перестрелки под названием «Нави не сдаются». Сейчас объясню что произошло. Когда я искал позицию и в меня выстрелил Гоб я просто не почувствовал попадание в меня пластмассовой пули. Поскольку в меня, как бы удивительно это не звучало, ни разу до этого не стреляли пластмассовыми пулями из пневматической винтовки то я не знал, что даже в лёгкой летней одежде падание такой пули не всегда можно почувствовать. До начала снайпинга я думал, и как мне кажется, вполне правомерно, что попадание пластмассовой пули можно явственно почувствовать. И когда я услышал (повторяю, услышал) выстрел Гоба и не ощутил попадание в меня пули то я поступил, как мне кажется, вполне нормально – я просто упал на снег там где стоял (причём передо мной оказался совсем небольшой вал из снега – так что получился вполне приличный бруствер) поскольку я думал что Гоб промахнулся и я не хотел стоять на месте изображая «мишень в полный рост», крикнул «Нави не сдаются», за долю секунды передёрнул затвор (уже практически родного мне) Магнума, открыл крышки оптического прицела и начал ловить в перекрестье Гоблина. Причём мгновенно я в прицел увидел только лицо Гоба и его голову. Поэтому с первым выстрелом я промедлил на доли секунды – ждал, когда появится его спина или руки с ногами. Когда появилась его спина я выстрелил сразу, как только мог. Быстро передёрнул затвор, снова поймал в прицел Гоба, выстрелил. Снова передёрнул затвор. (На счёт моего третьего выстрела я не уверен, потому что просто не помню) Но. Тут я понял, что Гоб просто на просто поднимается в полный рост и вообще не проявляет желания стрелять в меня… Вот тут я понял, что тут что то не то… Приподнял голову из- за снега и просто уставился на Гоблина. «Поздно» — такова была его фраза мне. Тут я понял, что и вправду поздно.
Мы ждали, что Сова приедет со своей Сайгой. Но как оказалось он не смог сделать разрешение и поэтому он не стал рисковать и приехал на зимовку без неё. На базе уже ближе к приезду Совы я узнал, что Сова так же как и я «любитель походить по ночам». По крайней мере, свою подобную привычку я могу объяснить своими биологическими часами активности. Которые иногда ближе к полуночи способны сделать из меня локомотив. Вот тогда нам и пришла идея того что бы я с Совой со товарищи этой ночью пошел переставлять мишени по которым я в тот день стрелял. Я согласился сразу. К тому же я уже давненько ночью не ходил. Оставалось узнать захочет ли Сова практически сразу после приезда ехать переставлять мишени, к тому же ночью. Но как меня заверил Беркут для Совы подобный график не в новинку и скорее всего он согласится. И вот Сова приехал. По предложению ехать ночью переставлять мишени он ничего против не имел. Выход мы запланировали на два часа ночи. Вернуться мы планировали в шесть часов утра. Практически перед самым выходом я стал примерять рюкзак, который планировал взять с собой. Разогрелся чайник. И вот тут (как я сейчас понимаю, печатая эти строки) я сделал, возможно, решающее для меня действие. Я стал наполнять свою фляжку крепким кофе. Вообще то его я пью довольно редко. Просто особой привычки к нему не имею. Но что оно будет возможно главной причиной чего ни будь подобного я даже и предположить то раньше и не мог. Я с Совой взял по две фляжки кофе и пакет пряников. Вышли на улицу, надели лыжи. Было темно поэтому мы включили взятые с собой фонарики. У меня был налобный у Совы в форме цилиндра с лампой расположенной перпендикулярно корпусу. Он его повесил на куртку. Было тихо. Ветер еле заметен.
Был час ночи.
Проехав по спуднецкой дороге мы свернули на дорогу ведущую в лес. Лыжи катились хорошо (насколько это возможно для охотничьих). Спать не хотелось. К тому же мысль в голове о том что нам надо обязательно перевесить мишени не давала поводов расслабится. Ночь уже давно вступила в свои права и наши фонарики только выхватывали круги света на дороге перед нами. Вначале я ехал несколько впереди. После въезда в ближайшую естественную аллею из деревьев мы поменялись местами. Я сразу заметил что прямо на дороге много недавних следов животных. Их даже толком снегом то не занесло. Поехали дальше. Поскольку Сова ехал впереди то я ему сказал что он должен смотреть налево от дороги. Потому что там должна быть лыжня ведущая к первой позиции. Снега много насыпать не успело так что мы могли рассчитывать на то что ту лыжню (которая представляла собой по сути дорогу, поскольку по ней проехало чёрт знает сколько Нави) мы увидим легко. Далеко от дороги в практически абсолютной темноте до нас долетел какой то лай и отголоски воя. Глядя на недавние следы зверей на дороге я подумал что жил бы где ни будь я поблизости то обязательно бы вооружившись фотоаппаратом по этому лесу бы пофотоохотился бы. И не раз и не два. Через некоторое время мы увидели лыжню которая уходила слева от дороги. Это была как раз та лыжня. Проходила она через открытое пространство которое оканчивалось цепью невысокого кустарника расположенного метров в шестидесяти от дороги. С дороги этот кустарник виден не был. Была видна лишь лыжня уходящая в мутную мглу. Да и то в пределах «дальнобойности» наших фонариков. На эту лыжню я заехал первым. Сова ехал в метрах трёх от меня. Через некоторое время нам показалось что мы потеряли лыжню. Но нет. Если присмотреться то её заметно по ровным линиям примятой сухой травы. Которую видно было из под снега. Доехали до кустарника. Как два медведя на лыжах практически проломились сквозь него. Свернули на право. Проехав ещё метров десять я заметил красно- белую ленту натянутую на деревянных палках воткнутых в снег. Вот и первая позиция. Сова смотал ленту и положил мне её в рюкзак. Расположение мишени я помнил. Да и к тому же к ней вела хорошо заметная лыжня. Нашли мы её без труда. Вот только разматывать верёвки которыми мишень крепилась к дереву оказалось не так легко. Но всё же одолев верёвки и положив мишень в рюкзак мы отправились в обратный путь к дороге. Спустя некоторое время вернулись на дорогу.
«В лесу».
Поехали дальше. Постепенно деревьев по обочине становилось всё больше. Мы постепенно приближались к лесу и теперь ехали по аллее из кустов и деревьев. Что бы найти лыжню ведущую ко второй позиции нам необходимо было так же смотреть на левую от нас обочину. Немного похолодало. Нам пришлось проехать достаточно долго по прямой дороге. Лес постепенно сгущался и Сова начал беспокоиться что ту лыжню мы пропустили. У меня же чем дальше мы ехали по дороге тем сильнее было чувство что мы очень скоро до той лыжни доедем. И действительно. Через непродолжительное время мы всё таки увидели ту лыжню. Не долго думая съехали с дороги и поехали по лыжне. Некоторое время лыжня шла между деревьев и потом выходила на ровный открытый участок. Повернув на право мы проехали мимо того места где меня подстрелил Гоб. Проехав ещё немного мы доехали до невысоких кустов где была позиция. Ленту мы сняли быстро. Сова её аккуратно скрутил и положил в рюкзак. Потом так же без труда найдя мишень мы положив её в рюкзак поехали к дороге. Выехав на дорогу мы остановились.
Я уже хотел было ехать дальше по дороге но Сова сказал мне «Смотри!» и посветил на дорогу передо мной. Луч света выхватил на снегу чёткий свежий след от двух широких колёс с широким протектором. Этого следа не было когда мы ехали сюда. Причём расстояние между следами от колёс было какое то неестественно узким для автомобиля. Да и ширина следов от колёс была довольно таки приличной. Мы стали думать кто же вернее что же могло оставить такой след. Версию снегохода мы отмели быстро. Для автомобиля, даже для самого небольшого расстояние между колёсами было слишком малым. Я предположил что это может быть квадрацикл. Но откуда здесь и сейчас взяться квадрациклу? В голову мгновенно пришла мысль о оголтелых охотниках которые могут приехать в лес. Но почему в такое время? Какая сейчас охота вообще? Тут я получаю толчок в левую руку от Совы. Поворачиваю голову налево по направлению к дороге ведущей в лес и вижу сильный свет фары который приближается из за развилки по направлению к нам. Тут я молниеносно поворачиваюсь по направлению к противоположной от позиции обочине дороги, кричу Сове: «Быстро с дороги!» и ломлюсь с дороги на сколько позволяют мне охотничьи лыжи на ногах. Сразу у обочины росли кусты. Особо не утруждаясь где кусты а где снег я старался как можно быстрее скрыться из поля зрения того кто сейчас проедет по дороге. Сова немного замешкался и отстал. Я даже подумал что он не успеет, но он успел за мной и вот мы уже стоим в пяти метрах от дороги за кустами. И вот по дороге проехал с рычанием квадрацикл. Потом сразу второй и третий. В нашу сторону водилы даже не посмотрели. Когда они скрылись на дороге. Мы снова стали думать что же они забыли в лесу то. Я не как не мог выкинуть мысль из головы о охотниках. Но всё же решил что на охоту люди на квадрациклах не ездят. По крайней мере я об этом не слышал. Можно было определить по какой дороге они поехали. Потому что либо они поехали через Спудни либо они поехали по дороге на Мокрое. Поэтому я предложил Сове что бы он по рации связался с базой и спросил проезжали ли квадроциклы мимо них. Если не проезжали то значит они поехали в Мокрое. Сова согласился, достал рацию и стал вызывать базу. Я стоял от него в полутора метрах но так и не разобрал кто же нам ответил. На вопрос Совы о том проезжали мимо базы квадрациклы или нет мы получили крайне информативный ответ произнесённый полусонным голосом: «э-э-э… мы спииим…». Сова хотел ещё раз переспросить но я сказал что не надо. Голос в рации явно давал понять что долго его обладатель говорить не сможет. Сова рацию убрал и я предложил перекусить запасёнными пряниками и кофе. Я не без труда расстегнул уже замершие ремешки на лыжных креплениях и снял лыжи что бы немного размять ноги. Снял рюкзак. Вынул фляжку Совы, передал ему. Достал свою, пакет пряников. Взял пакет пряников и начал его аккуратно открывать. Всё моё внимание было занято этим небольшим пакетом. И тут до нас донёсся отчётливый вой со стороны леса. Сова как будто не своим голосом: «Слышал?» «Убей меня кувалдой но мне … показалось что это был вой»- ответил я. Сова стоя во весь рост и хмурясь во мрак перед нами: «Ага». Но мы всё же предпочли вернуться к нашему перекусу. Кофе уже не был горячим а был тёплым. Как раз той температуры которая у него мне наиболее не правится. Но выбирать не приходилось и мы начали свой скромный перекус. Пережёвывая пряники мы снова поразмышляли куда же могли поехать квадрациклисты и зачем. Съев всего половину пряников мы стали собираться дальше. Нас ждало ещё много дел. Сова поехал к дороге первый и я из за того что замешкался со своими ремешками от лыж остался за кустами один. Затянув всё же ремешки я оглянулся вокруг себя. Была абсолютная тишина и непроглядная темнота вокруг. Только свет моего фонарика скользил по ближайшим кустам вокруг меня. Пальцами правой руки провёл по ножнам и рукояти ножа висевшем справа на ремне. Достал нож. Посмотрел на клинок. Убрал нож в ножны. Повернулся в сторону дороги и поехал догонять Сову.
Его я застал на дороге зачем то рассматривающим следы от квадрациклов. Я даже и не знал как можно расположить получше позиции с мишенями. Поэтому только предложил как можно расположить по крайней мере одну. Сова решил ехать по дороге дальше в глубь леса. Поскольку опыта установки позиций у меня не было ни какого то я решил что Сова всё же сможет решить как лучше поставить позиции. И вот мы уже едем по лесу. Дорогу теперь по краям обочины обступают высокие деревья вместе с кустарником.
Постепенно у меня начала появляться усталость. Причём возникла она как будто из неоткуда. Ехать становилось тяжело. Я сбавил скорость. Сова уехал вперёд. Любые мои попытки через силу и усталость увеличить скорость и ехать хотя бы сильными рывками ни к чему не приводили. К тому же попытки форсированного передвижения приводили к одышке. Я перешёл на стабильную скорость с которой я мог ехать спокойно. Теперь фактически я не ехал а просто передвигал лыжи по снегу. Сова пару раз останавливался и ждал меня. Потом он просто сбавил скорость. Но даже при такой не большой скорости он ехал на значительном расстоянии впереди. Подступившая тяжесть в животе была совсем не кстати. Поскольку я целеустремлённо ехал вперёд стараясь на сколько это возможно не сбавлять темп то скоро у меня начал болеть пресс. Боль в животе лично для меня является наверно самым деструктивным фактором. В такое время я стараюсь как можно быстрее принять горизонтальное положение при помощи дивана или кровати. А тут… В общем я даже не знал что мне светит. И я постепенно перешёл от езды по дороге к «перемещению себя вперёд по дороге». Дорога в глубь леса казалась теперь чёрт знает какой долгой. У меня крутилась в голове мысль: «А Сова знает куда ехать то?» Лицо у меня уже давно начало мёрзнуть но постепенно начали просто откровенно промерзать ноги. Причём я ещё как то думал помочь Сове при установке мишени. Как на зло лыжи стали практически неподъёмными. Они начали покрываться льдом и снегом. Чувство расстояния я практически потерял. Только запоминал дорогу. Вернее повороты по которым мы проезжали. И вот Сова доехал до того места где решил поставить позицию и мишень.
Мы съехали с дороги. Достав из рюкзака который висел у меня за спиной ленту Сова пошел ставить позицию. К этому времени я уже потерял всякую надежду на то что бы хоть как то помочь ему. Всё что мне оставалось это просто стоять на месте как памятник всем лыжникам и бороться с холодом который как будто прошёл до костей. Давно я так не замерзал. Внезапно я понял что медленно открываю глаза. Сколько я простоял так с закрытыми глазами я вообще не мог вспомнить. Сделал несколько глубоких вдохов и выдохов. Проморгался. Холода как такового я тепрь не чувствовал. Было онемение и усталость в мышцах. Их как будто чем то перетянули. Причём все одновременно. Поднявшийся ветерок вызвал откровенную дрожь и выбивание азбуки Морзе зубами. Тем временем Сова закончил ставить позицию и подошёл ко мне. Я решил что всё равно Сове ни чем не помогу и я не представлял другого выхода для себя как просто ехать на базу. Сова взял у меня рюкзак и пошёл ставить мишень. Я развернулся и поехал к дороге. Выехав на дорогу я решил что на таких лыжах я буду до следующего дня до базы ехать. Я снял лыжи, взял их в руки за ремешки креплений, взял в руки палки.
Теперь мне надо идти обратно.
«Дорога обратно»
Поставив фонарик на лбу так что бы он светил мне под ноги (потому что держать голову прямо не было смысла и откровенно не охота) я пошёл по дороге. Тут я наверно в первый раз смог мысленно представить сколько же мне надо идти. Ночь, дорога окружённая деревьями и одна цель- идти на базу. Сняв заледеневшие облепленные снегом лыжи я некоторое расстояние шёл легко. Хотя бы ноги были теперь свободны. От места где мы с Совой свернули с дороги я удалился быстро. Но ветер который теперь ощущался явственней снова выбил из меня дрожь. Вперёд себя я теперь почти не смотрел. Прижимая подбородок к одеревеневшему от мороза воротнику я шёл вперёд просто глядя себе под ноги куда светил фонарик. Теперь свет на снегу от него казался слабее чем раньше. А за кругом света передо мной я практически не мог разглядеть дорогу. Видел лишь что иду по середине дороги и ладно. Для меня этого было достаточно. Сначала я лыжи и палки именно нёс в руках. Но потом просто позволил рукам просто обвиснуть и лыжи с палками теперь просто волочились по обеим сторонам от меня. Холод сузил весь мир для меня. Уместив его в небольшой круг света от фонарика передо мной. Казалось вокруг был только холод и лёд. Снег, и дорога по которой мне надо идти. Другого выбора просто нет. Не оставаться же здесь. Не прекратившаяся боль с животе которая теперь напоминала нож загнанный в меня по самую рукоять не только не оставляла места в мыслях для чего ни будь ещё кроме пустоты но и как будто не позволяла почувствовать всё остальное. В сознании не осталось больше свободного места. Не было рук, ног, замёрзшего лица, волочащихся лыж. Всё что я мог это смотреть себе под ноги что бы видеть куда наступать. Голову вообще не порывался поднимать, ориентируясь по обочинам дороги периодически появляющихся то слева то справа. Мне просто надо было находиться на середине дороги и идти вперёд. Я уже прошёл поворот направо и теперь мне надо было идти прямо не сворачивая практически до самих Спудней. Я шёл медленно, потому что быстрее не мог, и я не знал когда же закончится лесная дорога. Я просто шёл вперёд. Постепенно лес стал редеть. Стало понятно что скоро лес закончится и останется совсем не много, по сравнению со всей дорогой. Залитая солнечным светом большая комната базы. Край стола. Тиреа отходит от дивана. Где то рядом Гоб, Беркут что то громко говорит. Открываю глаза. Ночь. Деревья вокруг. Я стою на дороге как вкопанный. Некоторое время пялюсь перед собой в одну точку. Дышу полной грудью. Огляделся. Ничего. Пошёл дальше. Иду по длинной алее из деревьев на выходе из леса. Теперь уже практически не переставая выстукиваю дробь зубами. Каких либо усилий для того что бы сжимать пальцы для удержания лыж и палок не требуется. Руки как будто сами их держат. Поворачиваю фонарик на лбу что бы он светил дальше от меня. Бесполезно. Ставлю так как был. Идти тяжело, устал. Приходится сосредотачивать внимание на ходьбе потому что охота просто стоять на месте. Уже не могу отгонять от себя это чувство усталости и какой то расслабленности даже несмотря на холод и ноющий живот. Снова «проваливаюсь». Гоблин что держит в руках. Беркут проходит мимо. Опять я вдруг понимаю что стою на дороге. Причём как ни стараюсь не могу вспомнить сколько я стою и когда я закрыл глаза. Иду дальше. Через минут пятнадцать снова я открываю глаза и вижу что я на дороге. Снова начинаю идти. «Провалы» и реальность слились. Грани как таковой вообще нет. Только неимоверная усталость. Нет даже дороги. Есть только моё движение вперёд. Только идущие вперёд ноги. Всё остальное слилось. Теперь через каждую сотню- вторую метров я как будто в первый раз открываю глаза и оглядевшись понимаю что стою на дороге. Снова начинаю идти. Дорога как будто теперь состоит из отдельных «лоскутов»- провалов и возвращения в реальность. Причём разницы между ними нет. Просто они есть. Мягкий незаметный «провал», потом открываешь глаза, начинаешь идти. Лес закончился. Вспомнил что Сова меня не догнал. Иногда оборачиваюсь что бы посмотреть не догоняет меня Сова или нет. Через некоторое время вижу далёкий свет от ближайшего спуднецкого дома. Дошёл. Хотя на самом деле идти надо прилично. Взгляд снова и снова поднимается к тому свету. «Провалы» прекратились. Как будто их и не было. Оборачиваюсь. Вижу далеко на дороге из леса небольшой жёлтый огонёк от фонарика. Сова уже догоняет.
Некоторое время хочу подождать его. Но всё же разворачиваюсь и иду дальше. Виден теперь не только свет от ближайшего дома но и теперь тот свет выхватывает их темноты скат крыши того дома. Проезжаю мимо того места где на правой обочине видны следы от колёс квадрациклов. Они зачем то сворачивали с дороги. Проезжаю ещё несколько метров и останавливаюсь. Жду когда меня нагонит Сова, он уже близко. Но он не доезжая до меня сворачивает направо и рассматривает следы на снегу от квадрациклов. Вдруг на дороге в лесу загорается жёлтый свет. Такой же какой я видел когда меня догонял вдалеке Сова… Только этот свет сейчас стоит «как вкопанный». Я кричу Сове: «Смотри, свет на дороге!» и показываю рукой в сторону леса. Сова срываеся с места и быстро едет к дороге. Пока он рассматривал следы он отошёл от дороги достаточно далеко и теперь что бы увидеть тот свет ему надо подойти к дороге ближе. Ещё не добежав до дороги он кричит мне: «……свет!» Я не расслышал: «А?» Сова: «Выключи свет!» Я совсем забыл про свой фонарик на лбу. Быстро нашарив кнопку на фонарике двумя нажатиями выключаю его. Вся дорога вокруг меня погрузилась во тьму. Сова почти добежал до дороги но тут свет на дороге гаснет как будто его и не было. Сова стоит на дороге и смотрит в сторону леса. Он мне: «Ты уверен что свет был»? Я: «Да, конечно. Вот там. (показываю рукой в сторону леса)». Сова: «Поехали от сюда». Недолго думая завершаем нашу дорогу. И вот теперь мы наконец то рядом с базой. Дошли, сняли лыжи. Вошли в тёмную комнату. Скинули холодные куртки, ботинки, штаны и завалились спать. Скоро я уснул.
04.01.2012
Спалить Сову
Утром Лерту ходил на автопилоте – привык вставать рано. Но после завтрака он почувствовал, что его срубает, и успев рассказать немного «об этой ночи», он понял что сегодня не боец. А вот Сова явно не затем приехал что бы на базе тупить. И я, тоже засиделся, поэтому решил, что прогулка по лесу сегодня должна быть.
В связи с боеготовностью винтовки, а Гоб с утра пошёл и пристрелялся заодно, Гоблин готов прокатится на соревнование. Сова оказался готов выступить антиснайпером, но кроме Гоба чисто теоретически могли поехать Резидент или Эльф, а то и оба, потому что должны уже приехать к полудню на Базу.
Мы затаились в ожидании. Подготовили всё необходимое. И вот, снаружи что-то пронеслось и ввалилось в дверь. Конечно же, это Резидент. Он в одной футболке и трениках на голые лыжи. Тепло же…
Вскоре за ним подкатил и Эльф, тоже горячий от проделанного от Ильичёва пути. За исключением Абхаза, собралась вся легендарная группа первых велопроходчиков «Купол-Ажу», и команда похода «Биксарки». Ну и конечно эта группа не смогла усидеть на месте, хотя в соревнование стрелять двинулся только Гоб. Резидент взялся быть оператором, Сова – антиснайпером, я же пообещал тоже прогуляться посмотреть и «внести некоторый драйв». Эльф так быстро без пристрелки был явно не готов идти стрелять, поэтому Сова не медля выдвинулся, и мы пожужжав немного над вариантами, услышали от него сигнал на «запуск». Резидент и Гоб уже стояли наготове, и сразу же двинулись в лес, я чуть погодя вышел за ними, прихватив свою винтовку.
Мой план не являлся чем-то хитроумным. « позиции я знал, потому как сам же и ставил. Туда я не пойду. А вот попробовать свои силы на неизвестных – вполне спортивно. Сова-антиснайпер внесёт значительную интригу в ориентирование. Поэтому я решил действовать автономно, дабы не затенять Гоба с Резидентом, и отделившись от них по времени единолично добрался по лесу. Карта у меня с собой, и я вижу где надо искать. Это ещё не лес, ближайшая – на его опушке, в болоте справа. И вот следы беговых лыж и охотничьих, припорошенные за ночь, снег шёл, Совы и Лерту. Отлично.
Снимаю винтовку, и прямо с дороги изучаю в оптику прицела что там. Позиции не видно, наверно за кустами, мишень тоже. Кустов и странных бугров много. Жёстко конечно, с дороги регконсцировку делать, но спортивно.

Жёсткая регконсцировка с дороги
Я двигаюсь вперёд, ибо идти по следам не совсем умно – сова может быть там. Вот ещё одни следы, напротив уходящих на бывшую Гоблинскую, так, значит это просто переносили позицию, а те, первые следы – выход с неё на дорогу. Есть свежие отпечатки беговых, так что Сова может быть там. Ну лады, потанцуем.
Я двинулся в лес, чтобы зайти с тыла. Пройти незамеченным по лесу, чтобы выйти из наблюдаемого сектора – тот кто в засаде, наверняка спрятался, и контролирует ограниченный сектор, откуда вероятнее всего придут – это следы с дороги. Я же могу увидеть позицию с другой стороны, и даже если не засеку Сову, то окажусь уже на позиции.

Гоб движется к цели.
В лесу решительно под острым углом назад сворачиваю с дороги, так, чтобы этот след можно было и не заметить. Потом выяснилось, что это сработало. Здесь я смог полностью погрузится в динамику зимнего леса, почувствовать наконец его, и послушать голос. Но пока ничего информативного там не было, снежно, тихо, и тепло… Я пробираюсь через заросли и завалы, активно маневрируя, постепенно приближаясь к опушке. На меня сыпет с веток, и я понимаю, что если кто-то с болот смотрит сюда через прицел, то моё движение скорее всего засёк. Но не меня.
И вот опушка. Кусты, молодые деревца и валежник, снега на них много. Осторожно занимаю удобную и скрытую позицию, и смотрю в прицел. Ничего нового. Только с этого ракурса видны островки леса по ту сторону болота. Между ними можно маневрировать. Да и куты тут тоже не враги, они так же и меня скрывают… Винтовка на плечо, лыжи на ноги, палки в руки, и осторожно, стараясь не шуметь, я аккуратно соскальзываю на ровную снежную гладь болота, и начинаю движение в тыл позиции.
Снег глубокий. Лыжи идут под ним. Особо не разгонишься, а ещё трава попадается. Но я упорно иду, постоянно прислушиваясь и приглядываясь – нет ли движения какого, следов чьих, или собственно позиции. Ничего нету. Я проложил траекторию в небольшой пролив между лесными островами. Она с уклоном в сторону дороги, так что беспроигрышно. Однако несмотря на отличную погоду и болото, идти быстро не получается. Зато есть время в полной мене насладится моментом: вот лес, рядом, дикое болото, следы зайцев,, реже мелких кабанчиков, видимо больших некрепкий лёд не выдержит, кочки, снег, отличное настроение, солнце и винтовка. Простор и свобода, и ты плывёшь по этой белой глади, полной замороженной, но не сильно, жизни.
И вот плаванье прибило меня к берегу-лесу. Что-то этот лес хочет сказать, но что – разобрать не могу. Пока. И вот думаю, как этот остров обходить – со стороны дороги или нет? Если позиция запрятана между островами, или на них, то обнаружу с тыла только пойдя между островов, зато потом смогу решить как быть дальше.
Я двинулся в пролив. Сначала вместе с зайцем он упёрся в небольшой кустистый перешеек, видны следы летней бобровой деятельности, а за ним открылся вид на следующую протоку. Но тут я наконец услышал и понял… Нет тут никого, кроме меня. Ни Совы, ни Гоба с Резидентом. Можно не строить из себя разведчика и пытаться шифроваться. Хм.. выходит, все мои блуждания напрасно? Ну, хотя бы следы какие к позиции найти, а то ведь ничего….
Я нагло попёрся прямо по протоки, уже не прячась. Вышел снова в болота, оставив слева косу из высоких берёз с вкраплениями ельника вдали. Там можно было бы сделать хорошую позицию, но следов никаких нет. Иду назад, в болото, чтобы оттуда выйти на дорогу. Снова кочки, трава, проталины. Ай ладно. Следов и позиции нет. Забавно. Это ж как я проглядел, уже дорогу видно?
И вот снова на дороге. Ничего не нашёл, но славно прогулялся. В рации молчание, видимо Сова с Гобом в «активной фазе» (как потом выяснилось – так и было). Иду снова к лесу. Снова те же следы, плюс мои. Я просто сворачиваю по ним, спускаюсь вниз в болото и.. вижу позицию. Собственно, вот и все ответы. Она настолько близко к дороге, что Сове тут негде развернуться, а я слишком далеко в тылу её обошёл…
Я не стал стрелять лёжа. Сделал упор из палок, и он оказался на удивление статичным. Так и пострелял. Попал в свою, и дополнительную, причём 2 раза. Она просто слишком близко, поправка вышла очень странная, тут наверно метров 30, не больше. Всё равно не в зачёт, это же всё так, внести драйв…
Я уже иду на следующую. С ней – всё просто. Это старая позиция «лавочка», там болотце, где Оля устраивала «ловушку на Резидента» когда он вместе с лыжами по пояс в снег нырял. По следам видно, что Резидент, Гоб, и Сова там. Открытая книга просто…

Заход Гоблина на позицию. Сова в 50-ти метрах левее, за кустами.
Сосредоточившись на беге, ч едва заметил, как очутился рядом с лавочкой. Её почти невидно под наваленным снегом. Тихо, очень тихо… Нос дороги виден силуэт Резидента, что-то делающий с рюкзаком. Я сворачиваю, не по следам, по целине, и через большие кусты переваливаю прямо на «поле» болота.
Я вижу перед собой сцену, но не сразу понимаю, что что-то не так.

Гоблин на позиции
Прямо передо мной – Резидент, сложил рюкзак – там коврик Гоба, в руках – видеокамера. За кустом поодаль – Гоблин, спокойно собирающийся в кучу после видимо успешной стрельбы. Отстрелялись. А под кустами левее – лежит с винтовкой сова, и смотрит на меня большими круглыми совиными глазами. И лицо как-то удивлённо вытянуто.
— Ну, ребят, — говорю, — Вы палитесь как поросятки…
Резидент и Гоб смотрят на меня, и у них тоже округляются глаза и вытягиваются лица. Мне было лень снимать винтовку, поэтому Сове я показал пальцами – пиф-паф, типа пострелял. На всякий случай повторяю свою фразу, вдруг не слышали, и двигаюсь к Резиденту.
— А нафига ты спалил Сову? – в ответ на это произнёс Резидент, и я понял, почувствовал, что у меня тоже глаза округляются, и физиономия вытягивается. Логически понять что тут происходит, я не в состоянии…
— А.. Эмн… — Собрав мысли в одно место, я пытаюсь сформулировать что-то, — Вроде же вы отстрелялись? Чего палить?
— Как? А на отходе, разве нельзя?
— На отходе? Это как? Смысл?
— Ну если мы не пострелялись, обошли антиснайпера, — в разговор включился Гоб, — то почему не можем поохотить его после?
— А он что, не знал, что вы стреляли?
— Не важно. Он же нас упустил, а отход тоже…
— Не-е… Глупо будет. Если он засёк участника, который на позиции, а он не может не засечь, то подстрелить на выходе не составит труда. Это просто мишень…
— Ну не совсем. Мы знаем где он, вычислили по следам, и обошли, всё как ты вчера на тактике рассказывал, просчитали сектора, сделали маневр и вышли вне видимости, сразу к позиции и он стрелять уже не мог. А вот на отходе хотели его уже заохотить…
— Та-а-ак… Это что выходит, ты хотел его как барашка-приманку подстрелить?
— А что, нельзя?…
— Ну это как-то… неправильно, что ли… — Сова уже вылез из укрытия, и слушал к чему придём. Как выяснилось, его здорово обставили, зашли со стороны кустов, которые он не просматривал, ожидая гостей с дороги. А потом было поздно рыпаться – уже запретная для него зона, и его движение – встречай пулю Гоба. Вот и сидел там как мышь в норе, ждал чем закончится, как вариант – перебраться скрытно на другую позицию. И ту вдруг – Беркут, откуда не возьмись возьми и появись. Стрелять в него – стрельнет Гоблин. А как не стрелять? Он же видит? В таком ступоре я его и застал… Резидент же с Гобом понятно собирались его поохотить как глухаря на отходе… И тут я сломал всю игру. – Ну да, я хотел внести драйва и непредсказухи, у меня получилось…
— Это точно, — согласились собравшиеся, — что делаем?
— Да дуйте на следующую, что, время-то тик-так. А Сова может покуролесить там..
— Фиг там покуролесишь, к дороге совсем близко.
— Зато, — добавил довольный хорошими результатами стрельбы Гоб, он сбил свою и 2 дополнительных, по полной программе, — всё как вчера говорили, сектор, азимут, тактика обхода, выход из наблюдения и т.п. Всё четко… вот и получилось… И всё таки, зачем ты спалил Сову?
— Да вы тут сами все палились как поросята…
— Хм…

Гоблин и Беркут покидают позицию по следу Беркута
Я понял, что на сегодня у меня приключения закончились, и двинулся к дороге. Cо мной Гоб с Резидентом, куда растворился в снегу Сова – осталось загадкой. Но до базы он добрался после меня. Гоб на дороге отстал, то ли Резидента поджидал, то ли что, но вскоре я в одиночестве катил лыжи к базе, обдумывая произошедшее.

Позиция совиная №1

Гоблин в зимнем закате на лыжне
Солнце уже начало красить облака красноватыми оттенками, намекая, что свет скоро может потухнуть, и ребятам надо шевелить плавниками, чтобы что-то ещё успеть. На базу я вкати довольно бодрый, но в качестве бонуса проехал к ней несколько альтернативным путём. В последствии этот путь назовётся «тропа эльфов».
На базе меня ждал обедо-ужин и обычная клановая движуха. У части соклановцев внезапно проснулся интерес к рукопашке и единоборствам, и мы с Тиреа начали преподавать мастер класс в основном Коту. Сова, Гоб с Резидентом появились довольно быстро – на второй позиции отстрелялись не важно, уже темно, на беркутовские вообще не поехали, в связи с темнотой. И опять надо будет мишени переставлять…. Впрочем, на завтра я готов выйти антиснайпером. Резидент взялся с утра сделать их перестановку. Только 2-х, которые Сова ставил. Но сегодня у Резидента план по лыжам и лесу был перевыполнен, поэтому ему очень захотелось отдохнуть, и не затягивая резину он уполз к Янтарь. Лерту всё ещё отходил от «той ночки», постоянно обнимаясь с винтовкой Airmagnum 850PCP.22. Гоблин, познавший свой винт в деле совершенно по другому стал на него смотреть. То погладит её, то ощупает, а на ночь около оружейки провёл небольшую рокировку расстановки оружия – что бы спать рядом со своей… В остальном вечер прошёл в обычной клановой суете, весело, быстро и привычно.
Вот ещё. Поскольку Резидент в тот день снимал только видео, то кроме видео ничего и нет. Так что кадры, что в этой главе — это видеозахват из снятого Резидентом. вот ещё пара кадров:
Гоб на позиции №1

На марше к позиции.
05.01.2012
8. Тяжёлый снег
Сегодня день Беркута-антиснайпера. Резидент рано утром пропылил на лыжах в сторону леса, но не смотря на обилие на базе и у Янтарь радиостанций таковую не взял. Это даже стало нарицательным – не бать рацию или не включать взятую тогда, когда это нужно уже называется «резидентовщина». Так что как и что там у Резидента происходит – непонятно. Зато в связи с тем, что завтра с зимовки уже начнётся отток первых участников в город, решено на память сделать общее фото, пока все дома. В заезд на стрельбу уже идёт трое, полный возможный состав – Сова, Гоблин (дострелять ещё 2 позиции), и собственно Кот, а то с той встречи с инспекторами засиделся, хотя мы стали подозревать что «клюют» они именно на Кота, причём тот в винтовкой должен быть.
Кстати о винтовках. Поскольку их всего три, то я в этот раз антиснайперить с винтовкой не смогу. Придётся решать всё по-старому, с Дроздом 661К-UP. С моей винтовкой идёт Кот, гоб – со своей, и Сова – с Airmagnum 850UP-PCP.22. Но пока Резидент где-то в лесу занят акробатическим ледовым дайвингом с мишенями, появляется окно чтобы немного потелится на базе.
Последним, как уже заведено просыпается Гоблин. Поскольку с кроватно-полёжечными местами на базе наметился некий дефицит, он перебрался на эту ночь спать на пол, но не где-то, а рядом с оружейной, поставив рядом свою винтовку. Ночью было непонятно зачем, а вот когда он проснулся – но показал. Открыв глаза, его взгляд первым делом устремился к ней, стоящей на сошках рядышком. Посмотрев на ней внимательно, он взял её в руки, и делая вид что проверяет давление, УСМ и т.д. стал её щупать и гладить – в общем из рук она у него вырвалась не сразу, только когда еда на столе уже остывать начала. Стало понятно, что в лесу у него что-то с ней было…
И вот наконец, часам к половине первого появляется усталый и недовольный Резидент. Мишени он конечно переставил, но цена…
— Я лыжу сломал. Пластик, не должен, и вроде место ровное, и вдруг «хряп»…
— Может ты где раньше надломил, а потом просто добил?
— Вполне может. Снег тяжёлый, мокрый, липнет, вытягивал из глубокого тяжело, так что вполне. Но всё равно непонятно, с чего, и посложнее проходил, даже с моим не малым весом.
— Это всё гоблиновский конь…
— Да… с Алтая достал. Это всё он, гоблиновский конь.
— Конь-не-конь, но на сегодня я отъездился. – закончил Резидент, и было видно что на заезды настроения у него никакого.
— Но на общее фото придёшь?
— Да приду, приду…
Резидент ушёл расстроенный в дом Янтарь. Она же не катала с нами по простой причине – навалила усталость от предзимовочных дней, тяжёлой работы. И просто хотелось отоспаться и придти в чувство. Но понятно, что только сидеть в доме она была не в состоянии, и душа тоже просила леса. Так что после общего фото тоже собралась помять снежок.
А снежку было не весело – температура держится около +1,5Со, поэтому он стал мокрым и тяжёлым, к тому же немного мело, поэтому в это снег ещё и проваливаешься. Идти по нему трудно, налипают килограммовые слепки, и ты их толкаешь как гантельки на лыжах. Поэтому и называется «тяжёлый снег».

Лес ждёт
Мы начали собираться в забег. Я собрался быстро, хотя набрал экипировки на все случаи: в рюкзак сложил термос, сух-пай, на случай долгого ожидания, лопату складную, белый палаточный тент для маскировки укрытия-засидки, коврик, фонарик, газовую горелку, на всякий случай, причём с газом… одним словом набралось. Несмотря на то, что сигнал на выход мы отправили давно, из Олиного дома ждать его обитателей пришлось долго. От нетерпения мы уже выбрали место – большое древо Спуден, и топтались там, в ожидании остальных.

В ожидании

Общее фото
Вскоре подтянулись остальные, и все обладатели работающих фотоаппаратов начали своё дело. Под конец фото делает Марти, как контрольный выстрел, и мы начинаем разбегаться по своим задачам. Я первым срываюсь в лес, и даже успеваю дойти до «арочного» участка, где деревья аркой накрывают дорогу, как меня вызывают…
— Беркут, тебе надо вернуться.
— Зачем?
— У нас гости, — отвечает Эльф.
— Эм…
— Да всё те же.
— Понял, ща буду. Проблемы?
— Да, что-то там протоколы какие-то оформлять собрались.
— Блин. С чего ещё? Лан, ща буду.
Да, не вовремя как всегда. Итак опять поздно выехали, да ещё снова непонятки с инспекторами. Чтобы не таскать лишний экуп туда-сюда, я его кладу в кусты у дороги, и разворачиваю лыжи назад.
Там понятно толпа стоит и знакомый УАЗ. Внутри сидит Гоб с винтовкой, остальные стоят рядом, ждут меня. Ну вот и я… Закончив с приветствиями, официальной частью, я сразу перешёл к существу вопроса:
— В чём проблема, какие претензии?
— Вы опять в лесу с оружием без предупреждения администрации. Будем штрафовать.
— Так. Где оружие? Юридически это не оружие, верно?
— Ну…
— Далее, где вы встретили «нарушителей»?
— Да вот тут.
— Отлично. И где тут лес?
Быстро стало понятно, что нарушения-то как такового нет и быть не могло. Конечно винтовки расчехлены, и это не совсем правильно при нахождении в населённом пункте, но и мы, и они понимаем, что это не то «нарушение» из-за которого стоило устраивать всё это. Но в этот раз нас собралось много, и мы стали задавать интересующие уже нас вопросы инспекторам. И относительно положения и законности, и правовых норм природоохраны, и прав самих инспекторов. Я посетовал, что их как-то на самом деле маловато, и что серьёзных нарушителей, брэков, они толком не могут остановить, на что был получен ответ что все полномочия в наличии, но при разборе ситуаций реальности, командир инспекторов признал что «У вас на самом деле возможностей больше» и что, что нам нужно сотрудничать перешло со слов в дело – обменялись мобильниками и как говорится «сверили часы». Но не смотря на то, что но явно давал понять что спешит по делам, соклановцы его не отпускали – то один, то другой. То Гоблин задаст вопрос, и видно было что инспектору уже становится тяжело держать круговую оборону.
— Ну заезжайте, ещё, если что…
— Да ну, вы вон, как воробьи поналетите, фиг отобъёшся…
Примерно на такой волне и расстались. УАЗ медленно скрылся в снежной пыли мокринской дороги, и мы остались с не начатым забегом лесного снайпинга. Только потом мы узнали от местных жителей, что они сразу после общения с нами оказались, мягко говоря, не в самой простой ситуации. В национальном парке есть так называемые «красные» зоны, где строже, чем в заповедниках, туда хоть как без разрешения проходить нельзя, беспокоить животных и флору. Однако там какие-то «особо удачные в жизни» люди на не менее «удачных» по цене джипах устроили охоту на лося. Почему-то их не только разоружить и запротоколировать инспектора не смогли, но и даже предпочли не создавать им проблем вообще. Как бы все мы понимаем, что есть семьи и родные, которые могут пострадать у них – ведь найти семью инспектора для таких вот «охотничков» не проблема. И стало ясно очень рельефно, что означают его слова «У вас возможностей больше»…
Но лесной снайпинг, как и световой день, не ждёт. Я выяснив, что соревнование будет продолжено, двинулся обратно в лес, на этот раз в компании Эльфа. На всякий случай, да и для общего развития, я повёл его обходным, скрытным путём, который ему так понравился, сто назвали его «тропой эльфов». Он аккуратно снимал мои телодвижения в лесу. За нами, с небольшим отрывом команда стрелков. Что бы успеть незаметно окопаться надо от них оторваться, но как это сделать, если с момента, как сворачиваешь на «грибную тропу», где с последнего визита до Нового Года намело целину, начался тот самый тяжёлый снег? Я как первопроходец не еду, а укладываю эту лыжню, и понятно не быстро, а ребята идут уже по ней, и вполне нормально, хотя тяжесть снега тоже сказывается – налипает он всем. Приходится их «тормознуть».
— Так, народ, нам надо от вас оторваться, хотя бы формально, — говорю преследователям на лыжах по рации, — Снег тяжёлый, идти быстро никак, а ещё ведь подготовится к вашей встрече надо…
— Ладно, ждём до сигнала.

Хотя понятно, что и время у них в зачёт пошло, и что световой день не резиновый, но снайпинг без противника нам уже «не то», поэтому и делаются жертвы. Не медля мы с Эльфом уходим в пампасы снежного леса.

На самом деле нас не плохо им видно и довольно далеко. Я, добравшись к первой переправе, делаю длинный обход её по льду болота, заодно проверяя прочность этого льда. Так, на всякий случай, и попутно немного путаю следы маневром. Это спортивно – у них карты с отметками позиций, если соображают – то поймут что этот крюк в болото им не нужен. Мы с эльфом взбираемся снова на тропу, и уже теряя топчущихся преследователей из виду сзади, углубляемся в лес, густо поросший прямо на «грибной тропе». Эльф отмечает «знакомые места» — именно тут осенью он с Тиреа сбился с тропы и упылили в кочки болота, потому как саму тропу тут можно только интуитивно угадывать. Теоретически, засидку можно делать прямо тут, но вот беда, они-то скорее всего думают что это дорога, основная или что-то вроде того. Ну, тогда ближе к позиции подумаем, это честнее будет.
И вот знакомый чайник и костровые «охотничьей стоянки». Вот тут надо думать быстро – или сворачивать в лес, пробиваться крюком в болото за ним, и оттуда с заворотом закарауливание устраивать, или топать по тяжёлому снегу вперёд, до дальней позиции, которая ближе к осенней-«бобровой»? Решение принимается на ходу и быстро – очень долго ждать тогда им придётся, если я сейчас в целину сверну, а световой день ещё и короткий, и они могут потопать сначала на дальнюю, и тогда мне там придётся долго куковать. Иду на дальнюю.

Переправа
Дальше я уже не выпендриваюсь, и двигаю прямо к бобровой. Да и Эльфу интересно посмотреть как там и что зимой. Да, воды много, есть проталины, и возможно бобры внизу, ибо воздух из-под хаток таки идёт. Хорошо. Разворачиваемся, и идём как бы назад, но уже другой лыжнёй.
Так и сворачиваем через лесок к позиции. И тут я понимаю свою ошибку – позиция к тропе слишком близко. Но к тропе, а не к дороге… Ладно, до другой позиции метаться уже поздно, значит будем снайперский поединок устраивать тут.

Вид с позиции
— Красивая позиция?
— Ага.
— Тогда я даю «Старт», и начинаю забуривание, а ты вон там у мишени замастырь крюки для запутывания.
— Заодно пофоткаю.
— Стрелки Беркуту…
— На связи.
— Стартуйте, жду.
— Поняли. Стартуем…

Я делаю большой крюк по поляне позади позиции, уходя с видимости лыжни, и выбираю уютное место под ёлочками, с видом на подступы к позиции. Раскладываюсь – лыжи, коврик, причиндалы, Дрозд, и сверху белоснежный тент. Он настолько чисто белый, что мокроватый снег кажется темнее. Но это не самая большая моя проблема. Тут до меня доходит, что припруться они сюда гурьбой. Три ствола. Я сижу на одном месте и скрыт, пока тихо. Выстрел – и всё, кто-то и меня достанет. Теперь я понял, каково Сове было, когда он меня вчера увидал сидя в засаде. Да, дилемма…
Тем временем переносить лёжку уже поздно. По лыжне они скоро будут здесь, а надо менять лёжбище. Я, взяв только Дрозд, пешком топаю в сторону заснеженных кустов рядом с заходом на позицию. Ближе хоть и лучше, но нельзя – запретная зона. Снег глубокий, плыву в нём по пояс, не обращая внимание, что уже весь вымок. Мне нужно место поближе к тропе, но не на ней, и главное, чтобы не было видно не только меня, но и моих телодвижений там. Эти кусты, что на фото справа, как раз то, что нужно. Одна проблемка – что и мне из-за них ничего не видать, поэтому придётся выныривать.
Снег тут не только тяжёлый, но и глубокий. А лопата осталась на лёжке. Быстро рою в нём нору руками и ногами, стараясь не сбить его с кустов – это сразу демаскирует. Готово. Устраиваюсь и… понимаю, что стоит мне стрельнуть, то найдётся тот, кто снимет меня в ответ. Перестрелки на позициях прочно входят в моду на снайпингах, причём по-делу. Тогда надо план Б. Он прост: после первого выстрела уходит в сторону, скрытно за кустами. Протоптать тропу? Поздно, уже голоса слышны, они идут…
Действительно они, и действительно гурьбой. Невозмутимый Кот, который их, эти позиции и ставил, сосредоточенный Сова, и вдумчивый Гоб с картой и компасом в руках вместо палок. Однако винтовки у них в маршевом положении, за спиной, стало быть пока кто-то после моего залпа изготовится стрелять прицельно – у меня будет секунд 5 чтобы сменить огневую точку. Мало конечно, но достаточно.
Стрелки, тем временем, остановились, и стали оглядываться. Видимо почуяли «варианты» Винтовки не снимают, тупят Гоблину в карту. И так хорошо стоят… терпел я немного, и как только ни намерились двинутся к позиции, а там уже запретная зона, я вынырнул из-за кустов и дал по ним очередь, даже две, для верности. Стало слышно, как шарики застучали по веткам вокруг стрелков, сбивая комки снега. Те оторопели, но что дальше я не видел – я уже плыл.
Да-да, плыл, потому как передвижение по глубокому, тяжёлому и рыхлому снегу по-пластунски больше напоминает плаванье, причём брасом. Отплыв метра 3, я услышал, что уже стреляют по тому месту, где я был – Сова только кажется тихоней, в таких ситуациях он реагирует быстро. Хорошо, что меня там уже нет, а у него не Сайга…
Я вынырнул снова, и уже прицельно стреляю по засевшему на лыжах Сове с винтовкой. Полирую. Всё, теперь можно и поразруливать – ведь наверняка они уверены, что это дорога.
— А вот как позицию найдёте, так и понятно станет, — ответил я, после того как проделал длогий обходной кустов путь к немного растерянным стрелкам, которые так и не поняли, почему я тут в них стрелял.
— Так мы же на дороге стоим а на ней стрелять нельзя.
— Дороге? И где тут дорога? Моя лыжня?
— Эм.. ну как бы по логике…
— По логике тут тропа, да и то, не все её находят… Хотя да, вопрос конечно спорный, но по другому – никак.
— Ладно, ясно, проехали…
Ребята довольно быстро нашли позицию – это не мудрено, и пока я сворачивал свои пожитки с лёжки, они уже почти отстрелялись. Даже ждать не пришлось. Причём неплохо очень отстрелялись, особенно Гоблин, сбивший как и положено всё что возможно.

На позиции

На позиции Сова и Кот


Гоблин

Сова

Кот обнимается с винтовкой
Посоветовавшись, мы с Эльфом решили двигать к базе. Я основательно вымок, и хотя не мёрзну, пока, но вполне могу начать вскоре, если стоять буду. За мной, по короткому выходу на тропу, вытянулись участники, а Эльф, предпочёл тот же путь что и привёл его сюда. Теперь, идя по лыжне, уже набитой нашей братией, я с интересом наблюдал, как она будет отслеживать, куда надо свернуть на другую позицию, или по инерции увяжется за мной?
Мы достаточно бодро перебрались через переправу, где уже можно было рулить к позиции, но ребята плотно следуют дальше за мной. Правда Гоб что-то заподозрил, видимо мои мысли всё же уловил, и начал часто смотреть в сторону позиции и озадачиваться. Остальные убеждали, что надо дойти хотя бы до «охотничьей», а там уж решать. Дошли. Чувствуют, что всё-таки надо сворачивать в сторону – а так не хочется – там целина, лыжни нет, снег мокрый и тяжёлый, а до позиции не близко.

Сомнения на переправе

Позиция где-то там…
В сомнениях они заметались между переправой и «охотничьей», совещаясь и рассматривая карту. Кот невозмутимо делал вид, что ничего не знает, типа «куда все, туда и я». Гоблин же, наконец поняв, что деваться некуда, придётся месить тяжёлый снег, решительно свернул с лыжни в сторону болота и соответственно позиции. Я с Эльфом переглянулся, мы им уже ничем не поможем, и неспешно двинулись назад, на базу…
— Беркут Резиденту…
— На связи.
— Вечером не поможешь мне с лыжей? Починить?
— Да, помогу. Есть чем и как.
— Хорошо, приду.
Мы не торопясь идём по подтаявшему снегу леса, среди его зимней тиши, наблюдая как упорно солнце уходит в закат расплескивая по небу багрянец конца дня. Эльф немного отстаёт, я его жду заодно отдыхая. У развилки на «грибную» и основную рапортую по рации о выполнении задачи и курсе на базу. База отвечает голосом Лерту, что у неё для нас есть еда. Лерту видимо стал приходить в себя после «той ночки», и занялся бытовыми вопросами базы. Кроме того, он внимательно изучал ножны, ножи тех На’ви, что на базе. Заслышав новости по рации, Янтарь с Агатом тоже засобирались назад из леса, по которому гуляли всё это время.
Снова пройдя «тропой эльфов», мы прибыли на базу. И хотя печки ещё не топлены, при такой погоде это надо делать аккуратно, чтобы не перетопить, нам пришлось полностью раздеться и переодеться – сухого на нас, в особенности на мне, после плаванья под снегом, не было ничего. Через некоторое время прибывают и Янтарь с Агатом.
— А мы тебя, Беркут, видели, даже окликнули, но ты не отозвался…
— Это как, где?
— Да вот тут, где лес кончается, только что…
— Меня?
— Ну лыжи как у тебя, такой же белый камуфляж, винтовка…
— Один?
— Да.
— Та-ак… Это был не я. У меня не было винтовки, но был рюкзак. И со мной быль Эльф, у которого от камуфляжа только штаны. Ещё один камуфляж – на Гобе, но т от явно не тут сейчас, а в лесу…
— Тогда кто это был? Мы приведение видели?
— О, под вас уже косят, — отметил Агат.
— Ога, поролоновые на’ви в лесу уже, однако…
— Да, странно, кого же мы тогда видели?…
Тем временем у оставшихся в лесу стрелков тоже не скучно. Они смиренно шли за лыжеукладчиком-Гобом по буеракам, проталинам болота, кочкам и кустам, держа курс по азимуту, и в конце концов позицию нашли. Правда уже настолько стемнело, что стреляли наугад, и по очереди – изображений на мишенях уже не разглядеть было. Кто куда попал потом вычислял путём достаточности. Закончив, отправились сушиться на базу, где в это время тоже пошла бурная деятельность.
Пришёл Резидент с лыжами. Ему Оля отдала свою на замену, потому что пока не будет её пользоваться, и Резиденту надо помочь переставить крепления с сломанной на целую. Внезапно началась рукопашка, Тиреа и я занялись обучением различных- приёмов всех желающих, в основном кота. Резидент, привнеся соревновательный настрой, сосредоточил внимание на стрельбе из пистолетов на зачёт, а Кот, когда закончил с рукопашкой снова «ушёл в ножы». Ему завтра уезжать, и хотелось время оставшиеся провести как можно насыщенней.
Как то зайдя с улицы в дом с Эльфом, я застал очень интересную картину: на чисто-убраном столе лежать 2 ножа, мой и Тиреа. Над ними в состоянии глубокой медитации сидит Лерту. И пока мы соображали что к чему, раздался глубоко мистический звук мантры «Ом…». Это очередная композиция «Могиканс» слитая на телефон Лерту Котом играет. Звук довершил картину…
— Я понял, — шёпотом пояснил Эльф, — Он познаёт магию металлов…
— И думаю, как свой нож делать буду, — добавил медитирующий над ножами. Сова же, как розовый кролик Дюрасел, особенно и не собирается расслабляться. Он отстрелял только 2 позиции, и теперь как и Гоб, собирается завтра добить не добитое. Резидент, получив исправную лыжу и надеясь больше не встречаться с гоблиновским конём, завтра с утра, сразу за Совой, переставит мои позиции в другое место.
После их ухода вспомнили важное клановое дело – обсуждение и утверждение Устава Общественной организации «На’ви». Лерту был выбран председателем, ведущий – Гоблин. Так и сидели по пунктам разбирая документ, решая околоюредические вопросы, поглаживая винтовки и перебирая патроны…
Несмотря на обилие планов, угомонились мы не скоро…
06.01.2012…
9. Весна пришла.
+2,2Со. Это почти в середине января. Снег в лесу конечно лежит, но медленно превращается в жидкую кашицу. Но надо доделывать дела, и мини-отряд в составе Совы и Резидента с утра встаёт на лыжи – один дострелять 2 позиции, другой всё попереставлять, заодно и на лыжах походить. Резиденту не привыкать, весной, когда уже +5-8Со стоит, он бегает на лыжах пока снег не стает.

Сова вышел в забег
На базе же идёт некоторая суета, немного печальная. Сегодня некоторым уже пора уезжать. Стрелок и Кот пакуют вещи, оговаривается способ их доставки к железной дороге. Сова тоже уезжает сегодня, но он не для того приехал, что бы тупить в избе, поэтому даже последние часы он в лесу.
Что там происходит, наверно точно можно узнать только от них, если расскажут (что вряд ли), но можно представить зная их и результат.
Сова ходит не слишком быстро. Скорее даже умеренно медленно. Но зато он идёт так, что его неизвестно что вообще можно остановить. Поэтому он без лишних реверансов спокойно и педантично добирается до позиций, обстоятельно там устраивается, отстреливается – попав раз в свою мишень, и с чувством выполненного долга так же упорно и ровно двигает назад, успевая даже с некоторым запасом до приезда такси, которое увозит компанию в Торфопродукт. Таксист, кстати, был немного удивлён, когда вместо одного пассажира к нему направились двое, и сказали что придёт третий…

Фото на память – админы да Сова.
А вот Резидент в лесу тоже однозначно не скучает. Сначала он привычно толкается коньком, но вскоре понимает, что «нефиг выпендриваться» в мокром снегу, и скользит обычным лыжным шагом. Так он находит и переставляет одну позицию, потом вторую… И направляется к остальным, но… Гоблиновский конь, вот что. Он снова навестил уцелевшую лыжу Резидента, причём в этот раз подкараулил её на совершенно ровном месте, и Резидент понял, что оставшиеся 2 позиции он уже не переставит. Зато в этот Раз резидент даже не стал морочится с причинами такого внимания к нему гоблиновского коня, а просто пошёл назад, чинить как и прошлый раз перестановкой. Хотя настроение от этого немного упало у него – такие крутые лыжи, и так подозрительно легко ломаются… Да, странное дело, тенденция, да ещё этот хохмач беркут со своими подколами «неправильные у тебя лыжи для леса!.. Взял бы как я, охотничьи, и не парился.» Вот ещё. На деревяшках кататься не по-резидентовски… А вот без рации и фонарика обходится – это вполне по-резидентовски. Резидентовщина, короче.
Зато вымок весь. До нитки. Не сильно, но достаточно чтобы сушка потом была основательной.
На базе, после проводов Кота, Стрелка и Совы встал рёберный вопрос – надо переставлять ещё две позиции. Собравшись с силой духа, за это непростое дело взялись Гоблин и Эльф.
Как раз к их выходу весна разбушевалась. Начал накрапывать снег. Именно накрапывать, потому как он то дождём, то мокрым снегом. Вплоть до пелены. И в эту славную погоду, Гоблин с Эльфом, прихватившим для закалки свой деревянный меч с символом триединства, величественно скрылись в лесной дали, под сумерки закончившегося дня.
Лерту, желая размяться, тоже не может усидеть. Тем более, что завтра Рождество, и по этому случаю решено устроить большой, общий клановый ужин с Блинами. Янтарь и Ага придут делать его, но нужны продукты. Вот тут Лерту и Тиреа как раз оказались в деле – прыг на икранов, и вперёд по рекам-дорогам летать до магазина. Сметана нужна, сок, и так далее. Резидент принёс новосломанную лыжу, и я с ним занялись ремонтом, а Марти отправляется во двор метать ножи. Одним словом – зимовка идёт своим привычным ходом….
Наконец, Эльфу с Гобом удалось завершить демонтаж беркутовских позиций, и почти на ощупь дойти до перекрёстка. У них все позиции. И тьма вокруг. Но как известно – Na’vi не сдаются! Значит, надо ставить. И пошла работа. На первой же позиции выясняется, что кроме компаса для работы в такой обстановке не помешал бы и фонарик. Или зажигалка. А их нет. Хорошо ещё, что-то пока видно, но к 3-й уже свет окончательно потух.
— КаЦэ… — у Гоба оказалась запасена коробка уже промокших спичек.
— Тогда Ку.
Ку – это значит, что не горящими списками можно чиркать. Гоблин чиркает около мишеней, а Эльф смотрит — видно, да, вообще то место от маркерной ленты, или нет. Видно. Ку. Надо запомнить, ибо ещё азимут записать надо… Записать… да тепло, только что-то из за сырости и падающее отовсюду из темноты воды начинает лапы подмораживать… Такая вот весна. Но как увидеть азимут? Чиркать приходится под компасом. Один его держит, заодно прикрывая от ветра низ компаса, другой туда чиркает, и если погорит чуть, то можно успеть увидеть что тот показывает, заодно вроде рукам от этого теплее… Теперь следующая позиция.
Чвакая лыжами отряд плюхает на её установку. Теперь уже не важно – поляна там, дорога или просвет – в темноте всё едино. Опять на ощупь вешается, чиркается, азимут… примерный, так сказать направление.
Дорога назад уже кажется каким-то прорывом сквозь нескончаемый метельный водопад. «Идём по СКП» даже не работает. Потому что смотреть-то некуда. И поэтому приходится просто идти, смотря тупо на впереди идущего, если он есть, а тому – по слабым отблескам света в низкой облачности от домов в деревне. Драйв? Да, драйв…
На базе начинаем собираться в кучу. Тиреа с Лерту приехали с едой, рассказали как они плавали на икранах по дороге. Резидент с починенной лыжей, Марти с ножами, Янтарь с мукой и Агат с молоком. Наконец шевеление на пороге, и заваливается Гоблин. Он мокрый, причём очень.
— Эльф замёрз так, — говорит он, переводя дух и снимая сбрую, — Что у него хвост одеревенел.
— Хвост?
— Да. Мы же без нахвостников ходили…
Через минуту появляется Эльф, загадочно на всех посмотрев, он проходит к печке и начинает греть лапы, что бы ими потом снять и поставить на просушку обувь. И тут мы видим, что Гоб не шутил, и даже не интерполировал. У эльфа из-под куртки торчит вполне симпатичный хвост, но замёрзший до одеревенения. Несмотря на это, он этим хвостом легко управляется, и даже повиливает от удовольствия, когда начинает оттаивать.
— Какой классный хвостик!
— Как он тебе идёт! Вторая зимовка, и вот, он уже реально вырос…
— Хвостик…
— Это не хвост, — проговорил Эльф, — Это меч народа лошадь-озера с символом триединства!
— Да, хвостик симпатишный, — словно не слыша его, все смотрят как тот нервно им завилял.
— Это меч!
— Хвостик! Хвостик! Хвостик! Хвостик!.. – скандируют все хором, но уже по цахейлу, телепатически. Так же эльф и отвечает: «Да фиг с вами… с хвостатыми…»
В конце концов все с хвостами и без собрались за праздничным столом. Там очень живо расправились с блинами и котлетами. Сметаной и сгущёнкой. Только Оля сказала что пока готовила есть расхотела, и с умилением с дивана взирала как мы всё лопаем. Слопали быстро. Тем более после такого бурного и весеннее-мокрого дня. Но уже настала ночь, и ей с Агатом пришла пора спать. Мы уже знали, что у них наметилась проблема с дровами, и решено оказать насильную помощь – они почему-то упорно хотели топить полусгнившими и мокрыми насквозь остатками забора соседки, но мы уже знали что делать.
Завтра мне и Резиденту в заезд на зачёт, и пока даже не ясно, кто против нас стрелять-то будет… Да и у Лерту тоже зимовка подходит к концу. Но завтрашний день перед отъездом он тоже проведёт полноценно – работая оператором. Весь вечер мы уныло смотрим на ветрянную погоду – нам нужно пристреливаться перед завтрашним выездом, а она никак не угомонится, а при таком ветре не пристрелка толком, что там настреляем – непонятно….
Готовясь к как можно раннему выезду и пристрелке, мы расползлись по лёжбищам, а я включил ноут и написал небольшой отчёт на форум. Прошёл ещё один день, и в его мокром и снежном месиве так и плавают сломанная лыжа Резидента, хвостик Эльфа, блины, и улетевшие в даль Сова и Кот, Стрелок снова засосанный в городскую суету.
А весна так и осталась…
10. Резидент и резидентовщина
Резидент встаёт всегда рано. И в этот раз тоже встал пораньше, надо успеть пристреляться. Я же уже начал педантично пристреливаться с разных дистанций тяжёлыми пулями – ветер со вчерашнего дня и не думал убывать, а снос он давал заметный. Полученные данные я аккуратно нарисовал в баллистической таблице, и всё равно понимая, что она при такой ветерной пристрелке не особо спасёт, стал дожидаться Резидента и самое главное – антиснайпера.
Резидент тоже не затягивал резину в долгий ящик, и взяв гоблинскую винтовку, становившийся на зимовке уже знаменитой из-за высоких результатов стрельбы Гоблина, тоже сел пристреливаться. А вот Эльф, «после вчерашнего» спал как контуженный, видимо хвостик снился… Оля с Агатом тоже навестили нас, с любопытством наблюдая наши сборы в лес.
Сборы они стандартные. Только в этот раз я решил взять с собой не только тактический фонарик на винтовке, но и простой налобник, и то, что на улице вполне светло, вовсе не значит, что так будет на той позиции, которую найду последней. Патроны, коврик, камуфляж, нож, рация… Рация. Резидент её снова не берёт – резидентовщина продолжает свой рост. Хотя Эльф привёз столько раций в дополнение к остальным, что можно ими было снабдить всех мух и комаров, отогревшихся и радостно носящихся по избе.
Но завтрак с пристрелкой плавно перетёк в обед с подъёмом Эльфа, ветер усложнился метелью, и около 15:00 мы только смогли выбраться. Причём запустив заблаговременно Эльфа вперёд, но тот найдя автомобильные следы сделал развед-подход до источника налегке, и в результате ушло ещё полчаса на ожидание его отрыва. Но по пути туда произошло интересное событие.
Но всё как было лучше по-порядку. Итак, я, Резидент и Лерту, оператор, в полной боевой готовности ждём старта от «Эльфа», и получив его вылетаем на улицу.

Дорога в лес
Там тепло. Весна. Всё течёт, дорога – водяная кашица, и лыжи можно одеть только на обочине или дойдя до съезда в лес. Резидент, который с утра рвался туда, стартанул с места как ужаленный, а я спокойно двинулся по тропе эльфов. Лерту немного отстал, но почему-то никто не сомневался что он догонит, так оно и получилось. И вот идём мы по тропе, метель метёт мокроснезную сыпь, и оглянувшись на оператора я неожиданно вижу… Почти себя. «Второй я» стоял недалеко от заснеженной свалки за дворами, но дома уже были позади. Сквозь снег отчётливо был виден такой же как у меня камуфляж, рост, винтовка через плечо (в этом отличие, у меня ремень позволяет носить винтовку на плече, строго вертикально за спиной, но там у меня коврик с белым камуфлированным чехлом), и видно что он внимательно смотрит на меня через оптику. Не прицела, а бинокля, скорее всего. Я понял, что это и есть тот самый призрак, которого окликала Янтарь. Он стоял не двигаясь, а у меня время в зачёт. Надо идти.

Около родничка, где мы перед новогодием набирали воду, я догнал Резидента. Догнал только потому, что тот стоял и ждал. Я тоже встал и стал ждать – а куда деваться – впереди видно медленно исчезающую в ветках и снежной метели спину Эльфа.
— Что-то я быстро его догнал. Ну, это время надо будет вычесть из зачётного, ожидание.
— А я порорлонового на’ви видел…
— Думаю вычтем его из того.. мы во сколько стартанули, в 3? Ну вот, как покатим, так и засечём, потом пересчитаем.
-Он действительно на нас похож.
— Эх, время уходит. Хорошо позиции недалеко все…
Вот тут он прав. Согласно данным нарисованным вчера Гобом, позиции находятся в частях леса от перекрёстка, ровно по сторонам света. Их можно назвать как «бугорная» — это самая ближняя, на юг, по пути к ней обещали пересечение пересохшего болота и кочки-бугры; «Тёмная» — потому что ставилась в темноте, она на востоке от перекрёстка, в сторону Мокрого, в лесу. По карте рядом с ней какие-то русла рек, но Гоб сказал, что ничего такого нет, и она метрах в 200 от перекрёстка. «Болотная» — позиция недалеко от болота, где когда-то мы учили Кварца ночью в лесу ориентироваться, на запад от перекрёстка, и «обходную» — соответственно на севере, на обходной дороге, недалеко от места, где новогодие встречали. Интересно, что почти между всеми позициями можно перемещаться без дорог. Но самое коварное – что начиная от 30-ти метровой зоны от перекрёстка без разницы дорога или нет – зона обстрела антиснайпером… Даже при небольшом отрыве от Эльфа это давало ему большой простор для маневра. А вот сырость в лесу – его скрадывала.

Беркут, проталины, и лыжня
Вода была везде – под снегом, подо льдом, на ветках, и самое главное – сыпалась сверху. Талый снег, или просто тяжёлые капли постоянно падали вниз, создавая определённый шум даже. Когда я вошёл в лес, то словно под дождём сразу начал вымокать. А вошёл я в него, когда Эльф дал «ход» мне с Резидентом, который сразу упылил в отрыв, а мы с Лерту спокойно вошли рассматривая его и эльфийские следы. А посмотреть есть что.

У перекрёстка
Следы Эльфа уходят к перекрёстку. Всё понятно. А вот Резидента – они хорошо отличимые – делают странный реверанс от перекрёстка назад, и сворачивают на лево, к «бугорной позиции. Я хмыкнул. Эльф может его там подкараулить, заехав кругом. Иду дальше. Я хочу начать с самой дальней, «обходной». Лыжи Эльфа уверенно топают до перекрёстка, где безапелляционно сворачивают в сторону «болотной», или обхода на «бугорную». Я остановился и подумал, что всё таки тут что-то не так, но что – сам не понял. Иду, как и планировал, вперёд, на «обходную». Лерту, как тень, следует за мной на некоем расстоянии, и я не представляю, что он там делает…
И вот поворот на обходную. Когда ставили, заезжали на неё с другого конца, поэтому тут должна быть целина ещё с новогодия. Она и есть, но не совсем. Следы не лыжных ног, ведут из кустов слева дороги и ныряют в лес, в направлении «обходной» Свежие. Видимо это и есть эльфийская хитрость, лыжи на «болотной» вроде, а сам пёхом рванул сюда. Значит – он где-то тут, в лесу…
Я понял, что меня ждёт схватка. Что ж, место Эльф выбрал просто идеальное – хороший, здоровый лес со всех сторон, есть кусты, но мало, что создаёт иллюзию открытости, но в действительности спрятаться можно на ровном месте, и не заметишь.. а прострел далеко. Одно хорошо – у него Дрозд, а тот не стреляет далеко. Игра будет в том, кто кого первым засечёт. Во всяком случае, я так подумал.

Меняю формат движения перед поединком с Эльфом
Остановившись, меняю формат. Лыжные палки затыкаю за спину, чтобы не мешали, в руки – винтовка, на боевой взвод. И пошёл, теперь я весь внимание, чувствую, как под шапкой задвигались уши на шорохи падающего талого снега.

Капель с таких вот веток
В лесу метели нет. Тихо и спокойно, только проталины в лесу и на дорогах доставляют неудобства, и конечно сырость. Я крадусь вглубь обходной тропы, пытаясь понять какова тактика Эльфа и вообще где он может быть. Меня беспокоит правая сторона – там густой лес, есть где спрятаться и перемещаться незаметно. Но следы Эльфа видны только слева – то подойдут к дороге, то снова их цепочка уходит в лес. Действую как на боевой операции – куда смотрю, туда и целюсь.
Резидент тем временем добрался до «бугорной» позиции. С буграми ему конечно не очень понравилось, снова ощутить присутствие гоблиновского коня ему не хотелось. Поэтому он очень осторожно преодолел бугры, и зашёл по следам в перелесок. Позиция там и открылась, а Эльфа. Понятно там нет. Но вот беда… С позиции мишени конечно видно, только столько веток по пути, просто безобразно. Резидент сняв лыжи пошёл прочищать траекторию для пуль.
Следы подозрительно гуляют где-то за пределами видимости с дороги. Я осторожно продвигаюсь, понимая, что уже могу быть под прицелом, но откуда? Но вот цепочка вынырнула, и резко устремлась вперёд – расстояние между отпечатками большое, видимо Эльф бежал. Следы ведут прямо к дереву впереди.. там что-то есть! Я немедленно стреляю… Звук выстрела слился со звуком выстрела из Дрозда. Эльф был там, и мы стреляем встречно и одновременно. Теперь смотрим друг на друга и думаем:
«Ну, и как это считать, кто кого?»
«А не знаю.»
— Тогда будем считать что вничью, — говорю уже в слух, надеясь что Лерту пишет видео, но оглянувшись, понимаю, что зря: он и не собирался… — Таки на’ви и Эльфы в лесу – не могут быть противниками по определению…
— Ага. Пойду Резидента похочу… Да, и кстати, я на самом деле понятия не имею, где тут позиция, не нашёл.
— Зато я имею, — улыбаюсь в ответ.
Эльф быстро подхватился, и отправился к перекрёстку. Я же не вынимая палок, так и пошёл дальше по целине с винтовкой в руках. Однако на долго меня не хватило, и когда пошли заметные сугробы, пришлось снова перейти на палки, потеряв при этом камуфляжный чехол с коврика. Но Лерту его подобрал.
Резидент отстрелялся на позиции «бугорная» но снова морочится с буграми ему не хочется. Заодно, он зная где искать «болотную», решил выйти на неё по прямой, пересеча лес и дорогу на северо-запад, и время-дистанцию сэкономить, и придти с неожиданной стороны. Но там может быть Эльф…
Эльф тем временем уже на лыжах подходит к «болотной». И с некоторым недовольством замечает, что она очень хорошо просматривается с дороги, да и вообще, мало тут маневра. Но засаду делает. Интрига начинает накалятся, но до развязки далеко…

«Обходная» позиция
Маркерная лета совсем рядом с дорогой. Вот только рассмотреть мишени от неё – не совсем простое дело. Веток по пути столько… Я походил, полежал, постоял – не, как не стой, всё равно стрелять невозможно. Пришлось сходить, немного «пробить» линию, а потом уже стрелять. Всё хорошо, кроме веток, и ветра особо нет, и дистанция понятная – ровно 50м., но.. пули летят непонятно куда. Видать пристрелка на ветру – не пристрелка. Что ж, жаль, может на другой повезёт больше, и я внимательно рассмотрев мишень, собираюсь в дорогу.
У меня 2 пути – или назад, и не поворачивая к основной дороге уйти напрямую в сторону «тёмной», и там возможно попасть в заваруху Резидента и Эльфа, или пройти вперёд, тут недалеко, что бы не грызть сугробы, и выйти на основную по следам установщиков, кои тут уже видны. Решил «по следам». Зря. Недалеко, это когда летом или осенью на икране летаешь, а вот пешком или на лыжах – ощутимо. Но поздно метаться, тогда мой путь лежит на «болотную»…
Вот теперь интрига, да…
На позицию идут следы Эльфа, но только метров 20 от перекрёстка. Дальше я давлю почти целину. Странно. Наверно они таки на «тёмной» или «бугорной». В любом случае я свой поединок уже прошёл, и мне по сути не важно где Эльф, но вот испортить как «спалить Сову» поединок Резиденту не хочу. Но его следов нет, это точно, только старые Эльфа и Гоблина, при установке.
Позицию легко замечаю прямо с дороги. Можно было бы конечно рвануть на прямки, что бы быстро войти в необстреливаемую зону, но мне-то уже зачем? Поэтому видя канаву, не морочусь с переходом, а спокойно ищу как заходили на неё вчера, и нахожу. Спокойно добираюсь до неё, и рассматривая мишени понимаю, что её вешали наверно ещё засветло – видно нормально. И тут справа из снега поодаль долетает очередь из Дрозда, слышно как шарики обшибают снег вокруг. Эльф…
— Да, что-то тебе сегодня со мной не везёт, — даже не оборачиваясь говорю ему, зная что смысл стрелять ему только от скуки – Резидента не спугнёшь?
— Да я вообще не понимаю, где он. Что-то вообще Резидент не ловится… Пойду что ль, пощукаю его.
— Ну, успехов.

На «болотной»
Эльф устало потопал в сторону дороги, а я остался с мишенями. В принципе, здесь стрелять удобнее всего. Небольшие кустики напротив я примял до весны настоящей, и открыл стрельбу. Но она что-то не шла. Зато в процессе от мишени неожиданно возник Резидент.
— Ну как тут?
— Да вот, А Эльф тебя потерял.
— Х-хе… — Довольный Резидент снял лыжи и стал осматривать позицию, меня и Лерту. Последнего я попросил говорить куда же всё-таки попадаю, но встав недалеко от мишени, он так ничего толком и не увидел. В результате все выстрелы кончились так ничего и не дав мне в очках. – Я тут лесом пошёл, по прямой, не по дороге. А он видать меня на дорогах караулит. Ну-ну.
— Да я понял, что ты пошёл лесом. А сколько отстрелял?
— Да вот только ту пока, — Резидент показал в сторону «бугорной», — а ты как с Эльфом?
— В ничью! – и рассказал, как получилось. После этого, понимая, что слил уже вторую позицию, решил пробраться по следам Резидента на «бугорную». Сам Резидент остался вдумчиво достреливать «болотную».
Однако следы Резидента уходят далеко на юго-запад, что вынудит делать большой крюк. Это уже не в моих планах, тем более прятаться незачем. Я решаю идти на «бугорную» просто по обычному – с дороги.
Я направляю лыжи назад, к перекрёстку. Тут надо сказать, что перед самым перекрёстком на этой дороге всегда была большая яма, или с грязью, или в водой. Сейчас там полно воды, её видно по желтоватому льду, припорошенному снегом. Обход – через буераки и кусты, очень замороченный. В этот раз мне лень их штурмовать, и я думаю проскочить напрямую
— Я бы этого не делал, — уловив ход моих мыслей подал голос Лерту, видя как вода начала заглатывать мои лыжи.
— Мда. Затупил. Что ж, тогда в обход. – и я направился в кустистые буераки, после которых быстро добрался до поворота к «бугорной», и там уже до бугров.
Бугры действительно впечатляют. На вид – ничего особенного, если не считать что они почти в метр ростом, и лыжня меж ними узкая и извилистая, с провалами и взлётами. Да, бодрит, надо быть внимательным чтобы не «воткнуться» и не завалится. Но вполне удачно добираюсь до позиции, всё натоптано Резидентом, мишень близко, метров 40, но всё равно ветки мешают. Сходил, поразводил их, убрал пару сухосойных стволов, и только тогда начал стрелять.

«Бугорная» позиция
Первый же выстрел, с учётом поправки, поражает мою мишень. Дальше, дело техники – только целься. Две дополнительных тоже сшибаются. Я вошёл в азарт. Мишеней намного больше, чем всех участников, значит свободных – тоже. Ну я ещё одну «снимаю», прежде чем понимаю, что пора остановится. Теперь я стрельбой доволен, осталось только посетить «тёмную».
Снова бугры, осторожно прохожу, видя как начинает смеркаться. Всё, баста карапузики, световой день закончился…
Резидент тем временем нашёл «обходную» позицию, но никак не мог рассмотреть где же мишени. Компаса у него нет, поскольку резидентовщина, не взял, надеясь на зрение. Засада, однако. Ладно, будем пробиваться буром к цели… Но не понятно, где Эльф?
— На связи Эльф, кто-то слышит из участников?
— На связи Беркут.
— Тут это.. короче я вымок весь до нитки, и устал. Пойду-ка погреюсь на базу. Лады?
— Понял.
Эльф повернул лыжи в сторону базы, и с чувством недовыполненного долга – Резидента так и не поймал и отрапортовал что уходит, направился назад. А я преследуемый неотстающим теперь Лерту, к «тёмной позиции».

Дорога и лес
По следам видно, что установщикам было не просто давить их в целине. И видно, что я первый, кто туда по ним прорывается. Надо сказать, что пришлось довольно значительно отойти от перекрёстка, почти до болота, прежде чем стало видно поворот в лес под острым углом.
Далее лыжня пошла вглубь и назад, забираясь глубже в чащу. Здесь, как и обещано, место высокое, никаких полыней с водой, только снег. Только вот с мишенями совсем беда – сразу рядом согнувшаяся, но живая ёлочка, закрывающая весь вид. А вид – это густой лес, в глубине которого за стволами виднеется мишень. Причём не вся, а только часть. Что бы увидеть другую – надо переходить к другому краю позиции. Вот весело.. но и кроме того, начало темнеть. Мишени видно весьма условно. Будем устраиваться.
Для начала я стал разговаривать с ёлкой. Она не спала, но как-то вяло отвечала. Я её уговорил «сменить позу», и аккуратно, чтобы не повредить корней, отвернул в сторону – её даже так лучше, больше света будет. Может и распрямится ещё. Потом пошёл к мишеням. Вот тут и пригодился мой налобник – прикрутил к соседнему стволу так, что бы высвечивал мишени. С позиции кажется, что они светятся в лесу.
Лады, можно стрелять. Только теперь, поскольку дистанция большая, 60м или больше, мне приходится после каждого выстрела бегать и смотреть, куда попал. Но всё равно – мимо. Я так и не понял, куда и как пули летят. Видимо на такой дистанции очень важна поправка на ветер, который был при пристрелке, и которого тут понятно нет. В общем, тоже слил… Ну ладно, одна своя и три дополнительных есть, теперь важно не тянуть резину, и быстро на базу, догонять Эльфа.
Уже в сумерках выходим на перекрёсток, и сворачиваю в сторону базы. Видны свежие следы и Эльфа, и Резидента. Если эльфийские идут ровно на базу, то вот резидентовы посему-то не дойдя до поворота на «бугорную» резко сворачивают в лес, в направлении «тёмной», где я только что был. Ну, если бы там был Эльф, который уже на подходе к базе, то тогда этот хитрый маневр понятен, но он же сказал что ушёл, давно.. уже на опушке до меня доходит одно слово «резидентовщина». У Резидента нет Рации, и когда Эльфа уже не было в лесу, он всё ещё крутил петли скрываясь от него, а сейчас прёт где-то по целине, стараясь обмануть того, кого там давно нет… Интересно, как он там?

Лес в районе «тёмной»
А Эльф тем временем уже прибыл на базу, и расчехлившись на обсушку устроился к столу – горячий чай, вкусный суп заботливо приготовленный дежурными по базе. Беркут отрапортовал что уже близко, и идёт сюда, а раз у Резидента нет рации, то он где-то в лесу. Не пропадёт конечно, и не такое проходил, но всё же в этот раз резидентовщина его подвела…
Резидент рассчитал просто – раз Гоб говорит, что там сухо и лес, то он пройдёт в обход. Некоторое время он пробирается через плотные заросли молодого леса, потом вниз, какие-то кусты. Но Резидента они не остановили. Демаскирующий хруст, и проход готов. Скатывается вниз а там… Река. Жёлтая, талая вода, лёд… Русло уходит и изгибается ровно как на карте. Гоблин, ориентировщик хренов. Но Резидент не отступает. Тем более назад он точно не выберется, а до позиции видимо недалеко, да и Эльф вряд ли ждёт его с реки. Осторожно, по льду, Резидент входит в реку. Входит. Хорошо, что Резидент умеет плавать. Правда грести ногами мешают лыжи, цепляясь за траву на дне, да и винтовку беречь надо. Наконецц река переплыта. За ней – кочки и болото. Тоже в воде. А лес впереди. Острые кочки не очень хорошо держат лыжню, да и привычным коньком тут не покатишь. Приходится хрустеть между кочками, обходя их так, что бы с лесу не видно было, а он в сумерках совсем тёмен, а тут как на ладони. Но раз выстрела нет, значит Эльф Резидента не видит.

Это просто проталина. Река не обходится, и шире…
Немного сухого места, наконец-то. Правда кусты. Хорошо, что они есть – из-за них може Эльф и не видел эквилибристику Резидента. Что там Резидент шутил в «Арктическом баобабе»? «Акробатический ледовый дайвинг с винтовкой»? Ага, это именно он.
Когда в кустах пролом был готов, То на пути к лесу перед ним снова встало препятствие – снова русло реки, и опять надо по воде плыть, и снова в лыжах…
Я не сильно отстал от Эльфа, и ввалился на базу спустя наверно минут 20. Но перед этим, когда вышли на дорогу и обнаружили вместо неё просто воду, причём полустоячую с ломтиками снега, Лерту не отказал себе в удовольствии покататься по ней глиссером. Получились водные лыжи. Кто ещё может похвастать катанием на водных лыжах в середине января во Владимирской области? Кроме Лерту – никто.
И вот База. Разумеется, только выдохнул – тут же отогреваться и сушиться, делится впечатлениями. Но конечно за горячим супом вспомнили Резидента, и стали думать, что там с ним. Всё сходилось к тому, что он воюет с призраками на «тёмной позиции. Вдобавок зная, что он плохо видит в темноте, и за окнами уже стемнело, а «Тёмная» позиция не проглядывается и при свете – то что он там настреляет — оставалось загадкой.

Взошла луна
Когда на входе послышалось шевеление, явно Резидентовское копошение, то мы все замерли в ожидании – загадку сейчас раскроет он сам, Резидент, когда войдёт сюда и скажет своё веское слово увидав тут разомлевшего уже Эльфа. Резидент не торопился. Его тяжёлая поступь, как у Вия, медленно и неотвратимо приближалась. И вот открывается дверь, и мы видим Его. Мокрого, усталого, с вращающимися глазами. И он говорит во весь голос всё что накопилось:
— Это что за безобразие!!! Какие нафиг 70 метров, какой ещё «сухой лес!!? Вы что мне наковорили к карте, а?
— А что не так? – удивлённо вскинуд брови Гоб.
— Что не так? Э… Я 2 раза переплывал реку, один раз перебродил болото, кустов и прочего не счесть, какого хрена было говорить. Что там просто лес, а я как дурак полез в обход по нему.
— А зачем? Эльф же сказал, что ушёл.
— Когда? Кому?
— Всем. По рации.
— Чёрт… А где моя рация?
Резидент, видя как нас крутит со смеху от представления как он плыл в лыжах через реку в талой воде, прячась от призрака Эльфа сам повеселел. Он тут понял, что такого никто кроме него не исполнял и не исполнит, а значит, можно считать день удавшимся.
— Позицию я нашёл, но стрелять даже не стал, там же темень такая уже, что это всё равно, что в воздух. Но до позиции я дошёл! Сейчас у Янтарь отогреюсь, и приду стрелять на зачёт, что у нас там осталось?
— Стоя, по невидимой, и из пистолета.
— О, стоя можно и в темноте, значит, отстреляемся сегодня.
Но этому плану не суждено сбыться. Пока Тиреа видя наше бодро-продрогшее состояние решил сварить кисель для сугреву, Гоб с Эльфом стали готовить пистолеты к стрельбе на зачёт, пока Марти уже стреляет, Резидент вышел от Янтарь на связь:
— База, база…
— На связи база.
— Я тут это… наелся и того, обмяк. Сегодня меня не ждите…
— Понятно… — словно могло быть иначе. И у Резидентов тоже бывает садится батарейка.
Но отсутствие Резидента не означает остановку соревновательного процесса. Стрельбу из пистолета разделили на 2 дисциплины: стоя с руки, по мишени на очки 10 выстрелов, и по 5-ти деревянным кругляшкам – «чопикам», по выстрелу на каждый. Стали стрелять на зачёт. Я Подстрелил один «чопик» и набил 56 очков с мишенью. Второе упражнение – стрельба по ростовой мишени на вскидку, с разворота. Тоже неплохо получилось, со мной ещё стреляли Эльф и Гоб. Ножи кидать я был не готов. Что-то не летят они у меня сегодня.
А кисель удался на славу. Кастрюлю не смотря ни на что осушили столь быстро, попутно вспоминая кисель сваренный на Алтае, а потом нашлись в фотоаппарате снимки оттуда же гоблиновского коня, и так и не поняли когда уснули. Закончился ещё один зимовочный день. Самый обычный, зимовочный…
11. Спортивный интерес
Ещё вчера Гоблин и Тиреа, пока я с Резидентом, Лерту и Эльфом кувыркался в мокром и снежном лесу, сделали крайне полезное дело – накололи дров из чурбаков для Янтарь. Поэтому сегодня основным пунктом в повестке дня, кроме прочего, стоит их доставка собственно в дом Янтарь. Этим решил озаботится Гоблин, и как только проснулся и поел, сразу приступил к поиску средств к осуществлению – в чём везти. Но до этого момента произошли уже крайне важные события.
Пришедший с утра Резидент поставил новый рёберный вопрос – он вчера не смог отстрелятся на «тёмной» позиции, и считал, что результат своего посещения её должен быть пересмотрен. Точнее – перестрелян. Но идти из-за этого снова в лес всё-таки нецелесообразно, в особенности из-за того, что даже при свете попасть там во что-то весьма проблематично и не по вине стрелка – стволы деревьев и ветки тому виной. Но тогда и я нахожусь в том же положении, так что перестрел позиции решили сделать на 60-ти метровке во дворе. Правда чтобы было всё спортивно винтовки не подкачиваем, и стреляем без пристрелки. В результате мы оба настреливаем достаточно очков, чтобы создать спортивную интригу соревнования – разрыв по набранным очкам у меня, Гоблина и резидента минимален, мало того, я начинаю обходить фаворита с «волшебной винтовкой» – Гоблина.
— Слыш, Беркут, — спросил он узнав результаты, — И нафига тебе этот фонарик?
Приз конечно хорош, но необходимостью мне не является. Тем временем Марти берёт его винтовку и решительно отправляется на пристрелку.
— Ну, я ещё не выиграл.
— Как мне лучше идти, на лыжах или ехать ещё как? – вдруг спросил Лерту, которому надо успеть сегодня на электричку.
— Сам как хочешь?
— На лыжах.
— Тогда возьми и посмотри, что выйдет, как идёшь.
Лерту взял лыжи, прокатился по дороге. Нормально едут, но выходить придётся с запасом.
Для перевозки дров Гоб извлёк из небытия тележку, которая едва ли не ровесник избы, и сумел её даже загрузить дровами. И пока он вдумчиво решал вопрос доставки, Марти решает ехать сегодня стрелять на позиции. На пристрелке Марти не оставляет ничего живого – перестреляны все тестовые мишени, а пристрелочные расстреляны просто в хлам. Результат хороший, действительно можно идти.
— Не могу больше сидеть на базе! В лес хочу!

Лес – это хорошо. А вот что Марти всё ещё болеет, недолечившись – плохо. Но понятно, что надо проветрится, к тому же в движении на лыжах замёрзнуть сложно. По идее должен ещё идти стрелять Эльф, но он, когда проснулся, понял что после вчерашнего замокания в лесу не готов к таким жертвам. Честно признаться, я не был уверен, что Марти не имея поддержки в сопровождении найдёт хоть одну позицию. Соответственно и на роль антиснайпера готовых тоже не нашлось, так что Марти пришлось собираться и выдвигаться мощным движением воли и жаждой общения с лесом. Винтовка – разумеется «волшебная», лыжи – охотничьи, карта, компас, камуфляж… Я заснял это самое выдвижение, пожелал удачи. Фактически марти отправляется в лес волевым решением своим за спортивный интерес.
Нам на базе тоже надо дела спортивные делать – мне откидать ножи, почти всем — отстреляться на вскидку из пистолета и стоя из винтовки. Но на связь выходит Гоблин из Олиного Дома:
— Я не приду… Меня тут накормили, так хорошо, в общем я пока обмяк и не в состоянии…
Понятно, что-то там у вас обмякальня какая-то.
— Да, тут кормить умеют. Что там с Марти?
— В лесу, на позиции едет. И, между прочем, в одиночестве.
— Что? Как могли отпустить это марсианское существо?
— Ну вот видишь, обмяк не только ты.
— Понял…
Сегодня наконец приходит в себя Янтарь. Она с Агатом теперь жаждет бурной деятельности, и тоже рвётся в лес. Но пока решили так – она остаётся у нас на базе, а Агат вместе с Резидентом на её лыжах идёт в качестве «группы зачистки». Ну и по ситуации помочь Марти, «если что».
Пришёл час прощания с Лерту. За беготнёй с Марти оно прошло как-то смазано, буднично, и он, предварительно обежав всех разползшихся по базе и попрощавшись, медленно и печально двинулся в сторону Мокрого, для него зимовка заканчивается…
Пока мы делаем прикидки ножей и пристрелки пистолетом – многие не стреляли даже по «чёпикам», в лесу начинают разворачиваться интересные события.
Группа зачистки достигает перекрёстка, и не находит Марти. Однако согласно радиообмену Марти уже движется где-то не по дороге, а к позиции, в лес, по каким-то следам. Группа пытается выяснить – куда, и вот тут начинается самое интересное – сначала Марти описывает свои впечатления, но когда становится необходимо ответить где всё это происходит –выясняется, что никто не может понять – до перекрёстка следов Марти нет, и со слов – был поворот на право, вроде как на «тёмную», однако кроме Резидента вчера так туда никто не проходил, все через перекрёсток. Но впечатления Марти никак не соответствуют «пути Резидента». Но мы начали переживать, что Марти придётся повторять его вчерашние подвиги.
— Тут какое-то болото, кочки, всё мокрое, следы лыж, охотничьих, не могу понять, куда ведут, — голос Марти вещает из рации.
— Ты можешь выйти на дорогу, мы тебя тут встретим, мы на перекрёстке, — со спокойствием психиатра отвечает Агат.
— Ладно, сейчас по пробую… Но позиция так и не найдена.
— Хорошо, ждём…

Как потом удалось вычислить, это были мои следы, по которым Марти идёт. Те самые, которые я оставил, когда крутился и вышел на дорогу, в тот день, когда «спалил Сову», Да, верно, позиции там давно нет…

Группа зачистки, поняв, что стрельбы сегодня в лесу не будет, приступила к выполнению задачи – демонтажу позиций. Марти, выбившись из сил, направляется на базу. Да, пострелять не вышло, зато общение с природой получилось в полной мере.
На базу и Янтарь приходит уже с Резидентом и Агатом. Подтягивается и окрепший Гоблин, с любопытством оглядывая свою винтовку и удивляясь, как та пережила путешествие в лес с Марти. Начинается активное спортивное движение – всем интересно, кто победит в Лесном Снайпинге.

Гоб пристреливается ножами
Отстреливаемся на вскидку, Резидент неплохо накидал ножами. У Оли неплохие результаты по стрельбе, что становится традицией. Зато Резидента подкарауливает курьёз. Качая насосом ПЖ винтовку, вспоминаем про цак, и Резидент понятно не остаётся равнодушным.
Но вот когда пришла пора его снимать, цак ни в какую не хотел покидать нос Резидента, словно прирос к нему. Резидент носился по базе с цаком, мучая свой нос-картошку, но цак не снимался.
— Так, кю, я тогда пока попью чаю…

Резидент с Цаком
Но оказалось, что цак мешает пить из кружек чай. Опять по новой. В результате Резидент конечно его победил, но доставил всем присутствующим не мало запоминающихся мгновении своего поединка с цаком. Это видимо добирал вчерашний, не состоявшийся с Эльфом.

Так незаметно подкралась ночь. Но у нас всё только разазартилось. На повестке дня ещё стрельба стоя из винтовок, и вот по очереди, группы стали выходить на огневой рубеж. Только Резидент остался зрителем – в темноте у него заболел «стреляющий» глаз, поэтому он свой стоячий дострел отложил на завтра, вместе с стрельбой по невидимым мишеням.


В соревновании стоя я выступил просто отвратительно. Кажется, отстрелялся хуже всех, набрав всего 7 очков из 160 возможных, и сразу сдал позиции в турнирной таблице. Теперь главный приз мог достаться или Гоблину, или Резиденту.


«Спуднецкая расстрельная команда»


Характерно, что лучшие результаты получались у стрелявших из винтовки Гоблина, но и с других тоже волне в умелых руках выходили, но это уже никто не замечает, гоблинская винтовка получает звание «волшебной» окончательно.
На такой интересной спортивной волне и заканчивается предпоследний день зимовки.

База со двора
А завтра, будет стрельба по «невидимой мишени», или «чистому листу», а так же метание ножей, что окончательно поставит точку в вопросе победителя. Но самое главное — что пора будет уезжать из дерева-дома, Спудней, и это уже навевает грусть.

11. Волшебная винтовка
Обычно мы стараемся на день отъезда не планировать ничего серьёзного, кроме самого отъезда, потому что с утра уже мысли о сборах. Но не в этот раз. В этот раз с утра мысли о стрельбе. Поэтому, как только процесс побудки пришёл к выползанию под открытое небо сразу начались спортивные приготовления – повесит и подобрать нужные мишени, устроить стрелковые лёжбища.

Готовятся мишени
Резидент с утра пришёл с Янтарь и Агатом, которые тоже полны решимости участвовать в спортивных мероприятиях. Многие косятся на винтовку Гоблина – она приносит удачу… Но первый до ней добирается Резидент.

И вот уже он сосредоточенно смотрит в прицел винтовки, ловя прицельной сеткой поправку на мишени. Не спеша уходят пули в сторону цели, и графа по этой дисциплине закрывается, начинаются выходы на финишную прямую. Теперь, пока светло и тихо, будет стрельба по «невидимкам».
Это упражнение на зрительную память и умение координировать поправки своим вниманием без видимых символов на мишени. Делается это так: на листе напечатано несколько мишеней, расположенных часто хаотичным образом. В этот раз их было 5, и расположены системно, как на игральном кубике, но это не слишком упрощает задачу – стрелять придётся в чистый, пустой лист, воображая эти мишени на нём. А они тоже разбиты на зоны по очкам, так что не просто представить надо, но и ещё прицелится в то, что воображаешь.

Гоблин изучает «мишень-невидимку»
Разумеется, есть возможность пристреляться для определения поправки, особенно актуально после вчерашних промахов в лесу.

Стрелять стали с дистанции 50 метров. Там нет никаких приспособлений, поэтому просто лёжа, с упора, вытоптав в мягком подмокающем ещё снегу небольшую площадку. Однако сегодня температура начала плавно сползать в минусовые, сигнализируя о близости завершения зимовки.
Залегаем для стрельбы по очереди. Некоторые отказались стрелять первыми, потому что занята волшебная винтовка.


А сам волшебник – Гоблин – подходит к процессу весьма обстоятельно: когда я уже закончил стрельбу он только нашёл нужную позу, и ещё не начал стрельбу. Рядом топтались, иногда убегая в дом ожидающие своей очереди на «пострелять из волшебной винтовки». Из внутреннего двора доносится непрерывный шум и звон – кто-то упражняется с ножами, кто-то – с пистолетами.


«зрители»

На позиции остался Гоблин

Навийский самурай

Янтарь с «волшебной винтовкой»

Беркут метает ножи

Гоблин

Эльф

Компания

Позиция и цели
Результаты стрельбы были примерно одинаковые. Очень хорошо отстрелялась Янтарь, Марти. Гоблин с Резидентом укрепили своё преимушество, а мне осталось только отбросаться с ножами, что я и сделал, как закончилась стрельба. В это раз у меня ножи не летели просто стоически, ни одного очка не набрал, как и Эльф. Зато Гоблин, Янтарь, Резидент откидались на очень неплохой результат.
— Мы стреляем лучше их, — шёпотом говорит Янтарь Агату, — Надо в будущем уделать их и по ориентированию и по ножам…
— Угу, — отвечает тот, — Надо, только осталось уделать. Тут ещё и винтовка- волшебная, не забывай.
Победил в результате Резидент, с небольшим отрывом от Гоблина, и побольше от меня.
Но время неумолимо двигается к печальному моменту расставания с деревом-домом. Марти и Резидент решили добираться на такси, которое заранее вызвали, и оно обещало быть вовремя. Заодно оно отвезёт наши не лёгкие рюкзаки в Ильичёв, дав возможность напоследок насладится и икраном, и зимой с лесом, а не сосредоточенным вкручиванием по заснеженной дороге. Начались плотные сборы, подготовка и консервация базы до следующего визита. Раздаются необходимые инструкции, закрываются ставни, подметаются полы, наводится порядок в помещениях. Споро, быстро. За этим как-то буднично и вручение призов победителям прошло.
Янтарь с Агатом задерживаются тут ещё на день, и мы все им немного завидуем, а они печально смотрят на наши приготовления – с нашим отъездом станет совсем тихо.
Появились первые признаки сумерек, и мы вышли на дорогу. Расстаёмся не сами, а с Мещёрой, Спуднями, теплотой. Янтарь снимает на камеру, как мы медленно и печально отчаливаем в снежную даль, и растворяемся в горизонте, вот и для нас закончилась зимовка… Но впереди ещё ожидание поезда в темноте Ильичёвской платформы, прокуренный тамбур.

В Ильичёве
Едалеко от Шатуры нагрянули контролёры, и осмотрев нашу компанию, а вышло так, что Резидент с Марти и рюкзаками едет в первом вагоне, а мы – почти в последнем, спросила до куда нам билеты нужны.
— До Выхино.
— Что всем?
— Да. Скидка за опт будет? Новогодняя?
— Ага. Ну, велосипеды я типа не вижу…
— Понятно.
— Но имейте ввиду, будет тут ещё контроль бродить.
— Справимся как-нибудь.
И действительно, уже за Куровской нарисовалась бригада ревизоров сурово гоняющая по поезду зайцев.
— Ваши билетики, проездные показываем…
— Вот.
— А на велосипеды?
— Не. Новогодние скидки за опт.
— Что?
— Новогодняя скидка за опт от РЖД.
По лицу ревизора стало видно, что у него в голове что-то надломилось, наверно шаблон дал трещину. Он посмотрел на наши самоуверенный, довольные рожи, и понял, что лучше ему больше ничего не говорить. Поэтому пятясь отошёл, и переключился на других пассажиров. Мы улыбнулись – частичка зимовки с нами едет, и настроение всё равно есть.
Прошедшая зимовка действительно была на удивление тёплой. Это не только из-за погоды, а больше из-за той тёплой атмосферы, которая её окружала, и в которой мы были погружены всё это время. И теперь, когда она позади, с нами на всегда останутся не менее тёплый впечатления и образы созданные там, и прочно прописавшиеся где-то в глубинах сознания. Оглянись, и ты увидишь – радость от встречи «Как хорошо дома» и сбор прибывших с разных сторон, ошампуренного Кота, тонущего в заснеженном лесу, колдующего Гоба с огнём новогодия, Лерту, застревающего между разных реальностей по дороге к базе, гоблиновского коня, переплывающую оттаявшую реку в сломанных лыжах, радостные объятия админов pandoraworld.su и pandoraworld.ru – Янтарь, Кота, Стрелка и Марти среди сверкания ночного снега, одеревеневший хвостик Эльфа, радостно виляющий у печки, блины и котлеты Янтарь, зашиворотная капель с веток, инсталляция с правами, Устав движения Na’vi, насосы ПЖ и цак, с которым борется нос Резидента, чарующий подъём в клане под музыку из «Аватара», и много-много тёплого, живого общения… И лес, лес, ставший за это время для многих из непонятной тёмной замороженной субстанции «где-то там» в что-то понятное, тёплое и живое, которое тебя любит и окружает. Всё это теперь с нами. А мы ждём новых событий и приключений в лесу, который остался нас ждать в заснеженной тиши…
До новых встреч, лесных снайпингов, вылазок и путешествий!
Конец.

Bookmark the permalink.

Comments are closed.